Ксения Коваленок: «Ксения Александровна - настоящий доктор, который служил людям»

10.08.2019
Ксения Коваленок: «Ксения Александровна - настоящий доктор, который служил людям»

10 августа исполняется 100 лет со дня рождения Ксении Александровны Семеновой, уникального врача и замечательного человека, основателя Марфо-Мариинского медцентра, занимающегося реабилитацией детей с детским церебральным параличом. Ксения Александровна по сути совершила революцию в системе здравоохранения в СССР. Только благодаря ей в стране появилась система реабилитации детей с ДЦП. О том, какой была Ксения Александровна в общении с коллегами и пациентами, какой след оставила в сердцах близко ее знавших людей, рассказывает Ксения Коваленок, руководитель Марфо-Мариинского центра «Милосердие».

- Мне посчастливилось и повезло быть знакомой с Ксений Александровной, потому что одно дело читать про таких людей, и другое – быть рядом.. Несмотря на свой почтенный возраст, она регулярно проводила приемы в нашем медицинском центре, смотрела детей. Ей очень хотелось, чтобы здесь правильно относились к детям, чтобы работали неслучайные сотрудники. Она привела сюда первую команду специалистов, сама их выбирала. Когда владыка Пантелеимон, председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, пригласил меня быть директором этого медицинского центра, нужно было предварительно поговорить с Ксенией Александровной, чтобы получить от нее одобрение моей кандидатуры. Она мне тогда сказала, что нужно обязательно поучиться по неврологии, потому что я педиатр, и хорошо бы стать профессором, чтобы открывать в кабинеты чиновников и добиваться большего для детей. Именно таким был ее путь. Она поняла, что добившись чего-то в жизни, проще разговаривать с людьми, имеющими статус в обществе.

Я, конечно, умоляющим взглядом посмотрела тогда на Владыку и он, поняв мой взгляд, сказал: «Ну что вы, Ксения Александровна, зачем ей быть профессором…». Мне в ней сразу понравилось, что она приняла все, что Владыка сказал и послушалась его, несмотря на то, что была выдающимся человеком. Я знаю некоторых профессоров и знаю, как они могут себя вести. А она никогда своей значимости не показывала и знания свои не выпячивала. Поэтому, наверное, у нее и учеников не осталось. Говорят, что старцев мало, потому что должны быть ученики, которые захотели бы принять их опыт. И учеником Ксении Александровны мог стать только человек, который бы очень захотел получить от нее все знания и опыт, которыми она обладала. 

Без имени-1.jpg

Рассказывали, что она строго спрашивала с сотрудников, когда работала в больнице. Но, думаю, ее строгость была направлена в первую очередь на то, чтобы отношение к детям было правильным. Она очень любила детей и всегда хотела им всем помочь. Она все время думала об детях с ДЦП, об их мамах, очень жалела их. Больной ребенок и мама - одно целое. Мама тоже очень сильно страдает. Врачи зачастую воспринимают свою деятельность как работу, где нужно отработать определенное время и получить за это вознаграждение. Ксения Александровна была из тех врачей, которые отдают себя пациентам.

Она никогда не навязывала нам свои идеи, несмотря на то, что центр создавался по ее инициативе. Очень скромно говорила - у меня был такой опыт, я так считаю, а вы смотрите сами, как лучше сделать, я вам доверяю. Она всегда очень мягко, не настойчиво нас учила.

Ксения Александровна - для меня пример настоящего доктора, который служит людям. До последнего она пыталась делать какие-то научные изыскания, участвовать в разнообразных новых программах, изучать новые техники и методики реабилитации.

Вообще у нее была мечта – вылечить ДЦП. Это может показаться странным, но и она, и ее сын были погружены в эту научную работу. И Ксения Александровна до последнего была уверена, что ДЦП возможно вылечить.

Сейчас людей, которым было бы так же интересно заниматься темой ДЦП, как и ей, так, чтобы они жили этим – я, к сожалению, не знаю.

Без имени-2.jpg

Конечно, нам ее очень не хватает. Даже просто приехать и побыть с ней рядом - это было утешение. Мы понимали, что трудимся не зря. С ней можно было поговорить обо всех проблемах, которые есть в нашем учреждении, она все понимала. 

Пока Ксения Александровна была жива, нам все время звонили сюда и спрашивали, когда ведет прием Семенова. Это была взаимная любовь: не только она любила наших пациентов и их мам, они ее тоже очень любили. Она все время хлопотала за них, устраивала в разные больницы, старалась подобрать препараты.

Она давала всем свой телефон, у всех были ее личные контакты. Я удивляюсь, как у нее хватало сил на это общение.

Ксения Александровна прошла блокаду, фронт, была врачом на войне. И поэтому 9 мая для нас был особенным днем. Мы с матушкой Елисаветой, настоятельницей Обители, всегда ездили поздравлять Ксению Александровну. Ее муж тоже был замечательным человеком, с которым она познакомилась во время войны.

Когда они вернулись после войны, их квартира в Питере была занята, и они просто развернулись тихо и ушли, не стали на нее никак претендовать.Это сложно понять. Как будто в ней была какая-то врожденная любовь.

Она не ходила в течение своей жизни в храм, но потом в конце жизни пришла к Богу, в Церковь, мы это совершенно точно знаем.Она всегда считала, что она очень грешный человек по сравнению с нами – теми, кто давно ходит в храм. И это было удивительно слушать из ее уст. Да, мы ходим в храм, исповедуемся, причащаемся, но не достигли даже половины того, что она приобрела в своей душе.

Она никогда не чувствовала своего превосходства и не замечала, что она удивительный человек, не оценивала сама себя никогда.

Без имени-3.jpg

Для нее было характерно отсутствие всякой гордости, что редко бывает в наше время. Сейчас в современном мире считается приоритетным что-то иметь и обязательно это всем показывать, гордиться.

Она свои награды никогда не выставляла напоказ, а у нее их было много. Когда мы к ней в гости приходили – перед нами был просто милый, замечательный человек, который всегда старался нас гостеприимно встретить, угостить.

Но то, что она сделала – пока не сделал никто в России. Пока у нас  до сих пор нет полноценной системы реабилитации в стране, а Ксения Александровна в советские годы одна сумела добиться строительства уникальной больницы, которая была ведущей в то время. Ей удалось объединить в этой больнице под одной крышей врачей, логопедов, педагогов. Были созданы все условия для детей, это был уникальный проект на самом деле. Она видела счастье мам, когда их детям оказывается помощь, и это было большим стимулом для нее. Для нее было важно помочь не только детям, но и их мамам, облегчить им жизнь. Потому что она понимала, что мама ребенка с инвалидностью будет всю жизнь его на себе таскать, сама в конечном счете надорвется и умрет, и ребенок останется один.

То, что сделал один человек – это удивительно. Такие люди рождаются не так часто. Мы как можем продолжаем то, чему она нас учила. И мы стараемся все свои знания и умения отдавать людям. Сейчас идеалы, представление о счастье поменялось у людей. Но на само деле счастье – это быть нужным, и Ксения Александровна это понимала.

Фотографии
  • Ксения Коваленок: «Ксения Александровна - настоящий доктор, который служил людям»
  • Ксения Коваленок: «Ксения Александровна - настоящий доктор, который служил людям»
  • Ксения Коваленок: «Ксения Александровна - настоящий доктор, который служил людям»
  • Ксения Коваленок: «Ксения Александровна - настоящий доктор, который служил людям»

Возврат к списку

© 2014-2019. Все права защищены.
Марфо-Мариинская обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom@.mmom.ru