Из истории Обители. Экскурсия по особняку Великой княгини Елисаветы Феодоровны

28.06.2017
Из истории Обители. Экскурсия по особняку Великой княгини Елисаветы Феодоровны Предлагаем читателям серию публикаций главного хранителя музея Вел. кн. Елисаветы Феодоровны, экскурсовода Натальи Матошиной.

В 1907 году Великой княгиней Елисаветой Феодоровной на Большой Ордынке были куплены две усадьбы с главными домами, хозяйственными постройками и садом¹. Деревянный одноэтажный дом на каменном полуподвале был выбран Великой княгиней под собственные жилые покои².

Нижний этаж дома был приспособлен под контору Марфо-Мариинской обители, руководил которой В.В. фон Мекк³. 

(На фотографии выше: Персонал складов Великой княгини Елисаветы Феодоровны. В первом ряду в центре, третья слева – Великая княгиня, первый в верхнем ряду – Владимир Владимирович фон Мекк. Апрель 1906 года, Николаевский дворец)

Верхний – под жилые и парадные покои Великой княгини Елисаветы Феодоровны. Планировка дома и декоративное оформление интерьеров были сохранены. В угловом зале анфилады разместилась приемная настоятельницы.

2.jpg

Елисавета Феодоровна прожила в этом доме с 1910 по 1918 год.  До 1926 года здание использовалось Обителью, затем здесь разместился детский дом, ясли. В конце 1990-х годов основной этаж был занят поликлиникой,  в полуподвале находились конторские помещения ВИМСа⁴.

С 2008 года в покоях Великой княгини Елисаветы Федоровны открыт музей.

3.jpg

На чертеже 1886 года⁵ зафиксирована первоначальная планировка дома с традиционным расположением анфилад парадных помещений вдоль главного фасада.

Несмотря на ряд переделок⁶, последняя и самая значительная была в 1886 году, здание сохранило объемно-пространственную композицию, планировку и декоративное убранство фасадов и интерьеров.

4.jpg

Фасады дома, выполненного в стиле классицизма, сохранили первоначальное сдержанное декоративное оформление. Высокие оконные проемы главного уличного и  южного торцевого фасадов обрамлены тонкими штукатурными наличниками и декорированы трехчастными замковыми камнями. 

5.jpg

Дворовые фасады имеют более скромное декоративное оформление. Выделяется окно молельни на торце северного выступа – большой проем с многоцентровой перемычкой разделен скругленным простенком и завершен крестом.

6.jpg

7.jpg

Сохранилась и традиционная планировка здания, характерная для городского особняка – парадная анфилада вдоль улицы; лестница на антресоли в центре дома, вестибюль, прихожая, задние комнаты. 

8.jpg

Главный вход в здание расположен в южной пристройке.  

11.jpg

Вход  в полуподвал с северной стороны поздний, устроенный вероятно в конце 1990-х годов⁸.

Лестничное помещение и прихожая сохранили отделку конца XIX века – входные двустворчатые двери, балясник, карнизы, тонко прорисованную лепнину. Особый интерес представляет богатое декоративное оформление анфилады залов вдоль главного фасада – лепные карнизы потолков, розетки, скругленные угловые печи, парадные двупольные двери.

В остальных помещениях более скромная отделка, возможно, начала ХХ века. Все окна первого этажа имеют в доме профилируемые наличники.

Лестница из полуподвала, а также другая лестница, ведущая на антресоли, сохранили первоначальные балясники.

Юго-восточные залы полуподвала имеют лепную отделку потолков. Два помещения в северной части полуподвала перекрыты коробовыми сводами с распалубками. В дворовых пристройках – своды Монье⁹. 

Из воспоминаний Н.Я. Тамонькина «Из истории создания Марфо-Мариинской обители»¹°.

«…Обстановка была всегда самая простая, купеческая; но удивительней всего – мы не встретили ни одного человека. Дом был как бы пустой от людей. Только тогда, когда я очутился в большом высоком помещении почувствовалось оживление, особенно в смежных комнатах… Во-первых, зал с высокими окнами представлял из себя ничто иное, как церковь, но видимо еще не освещенную. К стене, выходящей на улицу был приделан алтарь в виде квадрата… Еще мне хотелось сказать несколько слов об иконах, которыми были насыщены все комнаты, где жила теперь Великая княгиня… Иконы эти были самого дешевого, банального, рыночного вкуса и такого разнообразного письма, что точно, нарочно, преследовалась такая цель. А это объяснялось  тем, что большинство их составлялось из подношений самими иконописцами, как Гурьяновым… и замоскворецким  купечеством, про­знав страшное увлечение Великой княгини иконами, которые она и сама дарила всевозможным людям. Причем почти не встречалось икон, оправленных в ризы, чего Великая княгиня, видимо, не любила.

...Все такие и подобные изделия продавались на благотворительных или других базарах, весь доход поступал в пользу семей раненных в Японскую войну солдат, живших здесь при Обители. Такими ранеными были заняты два соседних дома. Эти дома соединялись с покоями Великой княгини переходом, который был устроен над проездными воротами, существовавшими до нашего вре­мени.

Многим солдатам так хорошо здесь жилось, что они с большим огорчением вылечивались, по крайней мере, я слышал это от некоторых людей.

Исполняя поручения В.В., мне приходилось бывать и в тех комнатах, которые занимала Великая княгиня. Прежде всего, бросался в глаза тот же ситец, он доминировал повсюду, им была обита мебель, ситцевые были занавески на окнах во всех комнатах, хотя резных рисунков, но только светлых, и это производило изящное, женственное, нежное впечатление; всюду белизна, причем ситец подбирался такого рисунка с изображением светлых полевых цветов; даже полы ус­тилались светлыми коврами, кроме того, много живых цветов и очень редких – зимой цветущая си­рень в кадках, и тоже только белая.  В церкви занавесы драпировки тоже ситцевые, и лишь выде­лялся своей голубизной иконостас…».

    Продолжение следует. 

___________________________________________

¹ На протяжении 1907 – 1918 гг.  Великой княгиней и Марфо-Мариинской обителью  были куплены несколько участков.

² Кроме одноэтажного дома были куплены четыре двухэтажных строения, в которых расположились:

–  аптека и амбулатория;

– больница. В здании, отведенном под больницу имелся вместительный павильон с зимним садом, второй этаж которого приспособили под больничный храм Марфы и Марии, второй – под  столовую для сестер Обители;

– воскресная школа и квартира священника.

– в 1911 году  был построен корпус для общежития сестер милосердия Марфо-Мариинской обители.

³ Владимир Владимирович фон Мекк (1877 – 1932) – коллекционер, меценат, благотворитель, модельер, театральный художник, ученик Серова В.А. и  Врубеля М.А., камер-юнкер. Внук Надежды Филаретовны фон Мекк (1831 – 1894), племянник Николая Карловича фон Мекка (1863 – 1929). Во время Русско-японской войны – главный уполномоченный Российского Красного Креста в Японии, занимался вызволением русских военнопленных. С 1907 г. состоял в комитете Великой княгини Елисаветы Феодоровны  в правлении Склада кустарных изделий и был личным секретарем Великой княгини (1910 – 1917). В годы Первой мировой войны уполномоченный всех госпитальных складов, отрядов и поездов императрицы Александры Федоровны. Состоял коллежским советником и камер-юнкером Высочайшего Двора с 1915 года. Принимал участие во всех благотворительных учреждениях, организованных Елисаветой Феодоровной.

⁴ Сейчас Всероссийский НИИ минерального сырья им. Н.М. Федоровского.

⁵ Здание было построено в 1850 г. архитекторами Козловским Н.И. (1791 – 1878) и  Громовским В.Ф. (1799 – 1855) по заказу надворной советницы Александры Михайловны Мартьяновой. Следующим владельцем дома был Макар Васильевич Соловьев (1824 – 1886) – из купеческого рода старообрядцев (купец 1-й гильдии). После его смерти владение перешло к его жене Ольге Яковлевне Соловьевой (1839 – 1904). Строение несколько раз перестраивалось: в 1862, 1886 и 1910 годах.

⁶ 1850 г., 1862 г., 1886 г., 1910 г.

⁷  В 1988 г. в здании располагалась поликлиника.

⁸ Имеется еще  третий, в настоящее время главный, вход в здание – это  вход со двора Обители, который раньше использовался как вход  в полуподвал и веранду.

⁹  Опирающиеся на балки параллельные лучковые сводики из железобетона, пронизанные внутри стержнями арматуры под прямым углом. По имени фр. изобретателя железобетона Жозефа Монье (1823 – 1906).

¹° Никифор Яковлевич Тамонькин  (1881 – 1951) происходил из крестьянской семьи, окончил церковно-приходскую школу, в 15-летнем возрасте приехал в Москву. Своими талантливыми рисунками он привлек внимание Ивана Абрамовича Морозова при материальной поддержке которого стал студентом Строгановского училища. Как одного из способных учеников его рекомендовали Великой княгине. Елисавета Феодоровна расписывала небольшие переплетенные в пергамент Евангелия, на обложках которых изображала  сюжеты из жизни Христа. Никифор Яковлевич выписывал текст Евангелий славянским шрифтом. В качестве гонорара он получил от Великой княгини Евангелие с ее подписью "Е.Ф.". Чтобы немного подзаработать Никифор Яковлевич делал рисунки для русских народных вышивок, которые продавались в кустарном магазине, находившемся под покровительством Великой княгини Елисаветы Феодоровны. На эти рисунки обратил внимание Владимир Владимирович фон Мекк и в конце 1907 г. –  нач. 1908 г. он предложил талантливому Тамонькину работу по художественно-декоративному оформлению Обители. В своих воспоминаниях Никифор Яковлевич описывает свой первый визит в Обитель.

  Главный хранитель музея, экскурсовод Матошина Н.А.

Возврат к списку

© 2014-2016. Все права защищены.
Марфо-Мариинская Обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom.pokrov@gmail.com