«Вниди в клеть твою и помолись втайне»: создание условий для возможности келейной молитвы в монастыре

12.08.2017
«Вниди в клеть твою и помолись втайне»: создание условий для возможности келейной молитвы в монастыре

Доклад настоятельницы ставропигиального женского монастыря Марфо-Мариинской обители милосердия игумении Елисаветы (Поздняковой) на круглом столе «Особенности устроения монашеской жизни в городских монастырях» (Санкт-Петербург, 8 – 9 августа 2017 г.)

Тайная, келейная молитва установлена в Евангелии Самим Господом: Вниди в клеть твою и, затворив двери твоя, помолися Отцу твоему, Иже в тайне, и Отец твой, видяй в тайне, воздаст тебе яве (Мф. 6:6). Из Евангелия мы знаем, что Христос во время Своей земной жизни часто прибегал к уединенной молитве: И отпустив я, иде в гору помолитися (Мк. 6:46);  …изыде в гору помолитися: и бе об нощь в молитве Божии (Лк. 6:12) и др. Гефсиманский сад был одним из излюбленных мест Христа, куда Он уединялся для молитвы, и даже последние часы перед предательством Иуды и Крестным страданием Спаситель проводит там, посвящая их уединенной молитве. Мы знаем о том, что Христос молился на коленях (Лк. 22:41), молился с усилием, до кровавого пота. Призывая нас к молитве, Господь Своим примером учит нас, что молитва – это подвиг, для совершения которого необходим немалый труд.

Заповедь о молитве дана всем людям, но в особенности она относится к нам, монахам. По учению Православной Церкви, монашество – это распятие себя миру, отсечение своей воли и полная обращенность к Богу. Настроить свою душу для молитвы очень трудно. Монастырь – это место, где созданы специальные условия, необходимые для духовного возрастания монаха. Монах всегда предстоит один пред Богом. По словам святителя Феофана Затворника, «…монах – тот, у кого так устроено внутреннее, что только есть Бог да он, исчезающий в Боге»1. Преподобный Макарий Египетский определяет монашество как непрестанное призывание Бога в молитве «один на один»: «Во-первых, монах называется монахом потому, что он – один <…>. Во-вторых, он называется монахом потому, что в непрерывной молитве призывает Бога <…>. И его ум сам в себе также становится монашествующим, один на один обращаясь к истинному Богу»2. Из этих определений видно, что святые отцы особенно подчеркивают обращенность монаха к Богу, осуществляемое в молитве общение с Богом, предстояние Богу один на один. Такое предстояние может заключаться во всякой молитве, в том числе и в церковной, но ярче всего оно выражается в частной, келейной молитве.

Можно заметить, что многие преподобные сподоблялись особенных духовных дарований именно во время совершения келейного правила. Так из жития преподобного Антония Великого мы знаем о том, что во время правила он сподобился Божественного откровения3; также преподобному Сергию Радонежскому Пресвятая Богородица явилась во время уединенной молитвы4.

О важной роли келейной молитвы говорят многие учители монашества, как древние, так и близкие нам по времени, подчеркивая, что келейное монашеское правило внесено отцами Церкви в церковный устав по откровению свыше5. Святые отцы учат, что келейное правило необходимо для поддержания иноческого настроения6 и нравственных сил души так же, как ежедневное употребление пищи необходимо для поддержания сил телесных7, – замечая, что качество келейной молитвы может достигать более высокого уровня, чем совместной, поскольку молитвенник находится наедине с самим собой8.

Все труды монаха строго подчинены распорядку его духовной жизни и не должны чрезмерно отвлекать его, занимая ум и сердце. Преподобный Никон Оптинский говорит о том, что среди трудов и душеспасительных дел обязательно должно оставаться место для келейной молитвы: «Как бы ни был занят человек даже самыми душеспасительными делами, даже за послушание, он должен все-таки иметь постоянное келейное молитвенное правило»9.

В святоотеческой литературе есть много указаний на то, что келейное правило не должно быть одинаковым для всех, но должно назначаться индивидуально, смотря по духовному и физическому состоянию монаха. «Богоносные отцы наши <...>, – пишет преподобный Макарий Оптинский, – установили и еще правила келейные, против силы и возможности и произволения каждого, и проходили: иные много <...>, иные меньше, другие еще меньше, смотря по мере сил своих и по усмотрению наставников их...»10. ПреподобныйМакарий особенно подчеркивает важность того, чтобы правило было назначаемо духовником, который знает духовное состояние монаха11. В Патерике мы встречаем суждения о том, что лучше регулярно выполнять небольшое правило, чем иметь большое, но часто его оставлять: «Предпочитаю непродолжительное правило, но постоянно исполняемое, продолжительному, но в скором времени оставляемому»12.

Святитель Игнатий Брянчанинов в «Слове о келейном молитвенном правиле» говорит о том, какую пользу оно приносит спасающимся: «Благоразумно избранное молитвенное правило, соответственно силам и роду жизни, служит большим пособием для подвизающегося о спасении своем»13.

Церковный опыт показывает, что для беспрепятственного выполнения монахом или послушником келейного правила необходимо соблюдение нескольких внешних условий:

– насельники должны иметь возможность выполнять свое келейное правило наедине;

– для келейного правила должно быть выделено строго определенное время, свободное от всех других дел;

– важно, чтобы при совершении правила насельник или насельница не были объективно уставшими.

Необходимо, чтобы правило назначалось каждому по силам – в соответствии с духовным состоянием и душевным устроением.

Несмотря на множество трудностей и препятствий, которые ставит перед нами современная жизнь, наша главная задача – расположить свои дела так, чтобы мы могли выполнять свои монашеские обязанности.

К сожалению, в России большинство действующих ныне монастырей восстанавливались из руин, в связи с чем не было возможности предоставить насельникам отдельные кельи. Это обстоятельство затрудняло возможность келейной молитвы. Также большое количество физической работы, необходимой на этапе восстановления монастыря, часто не оставляло времени для келейного правила.

Монастыри, расположенные в городах, имеют также и другие факторы, мешающие монашеской жизни. Это и шум, и суета, и непрерывный поток людей, вынуждающий сестер постоянно находиться «на людях». Выполняя послушания, сестры зачастую вынуждены одновременно отвечать на всевозможные вопросы, выслушивать людей с их историями и проблемами, рассказывать им о вере, проводить экскурсии по храму и по монастырю. Всё это чрезмерно утомляет и препятствует внутренней молитве. Городские монастыри часто вынуждены взаимодействовать со светскими организациями, принимать на работу мирских сотрудников и вследствие этого оказываются подчинены светскому графику работы. Кроме того, в городе существует больше возможностей и соблазнов заняться какой-либо активной деятельностью, способствующей увеличению суеты. Самое главное при этом не забыть, для чего мы ушли из мира. Если центром жизни монастыря будет Христос, тогда всё в ней будет выстраиваться правильно. И тогда станет очевидным, что келейная молитва – одна из важнейших составляющих духовной жизни монаха.

На опыте мы знаем, что окружающий нас мир, да и сама монастырская деятельность всячески стремятся отнять у нас молитву, поэтому за возможность совершения келейного правила приходится постоянно вести борьбу.

Для прохождения келейного правила желательно, чтобы у каждого насельника была отдельная келья. Но если нет такой возможности, нужно, чтобы каждая сестра могла где-то уединиться.

Важно, чтобы в распорядке дня было выделено специальное время для совершения правила. Представляется неприемлемым, чтобы сестра вынуждена была самостоятельно искать себе время для молитвы, поскольку в этом случае неотложные послушания или же наша неорганизованность могут полностью «поглотить» его. Если по своему послушанию сестра не может выполнять правило в положенное для всех время, необходимо установить для нее другое время, которое не будет занято послушанием.

Ко времени совершения келейного правила сестра должна иметь силы на его выполнение, то есть она не должна быть уставшей. Для этого необходимо строго выдерживать баланс между временем послушания, отдыха и молитвы.

Неприемлемым является «фиктивный» распорядок дня, из которого бывает больше исключений, чем следований ему. Иногда бывает, что мы скрываемся за лукавыми формулировками распорядка дня, говоря, что на богослужении молятся все сестры, кроме занятых на срочных послушаниях, тогда как на самом деле все сестры, кроме церковниц и певчих, находятся в это время на послушаниях, признанных срочными. Если сестра пришла в монастырь молиться и служить Богу, то не должно получаться так, что во все время от посева до уборки урожая сестра попадает на службы только в воскресенье и праздники.

Немного расскажу об опыте нашей обители.

Особенность условий, в которых находится Марфо-Мариинская обитель милосердия, заключается в ее расположении в самом центре Москвы и в осуществляемой здесь обширной социальной деятельности. Вследствие этого в обители постоянно находится много мирских людей, и даже после закрытия ворот на территории остаются дети детского дома и другие подопечные, а также ухаживающие за ними сотрудники. Архитектурный ансамбль обители некогда представлял собой городскую усадьбу, здания которой впоследствии были приспособлены Великой княгиней Елисаветой Феодоровной под нужды обители, поэтому их планировка изначально не предполагала какой-либо выделенной территории для сестер. Выходя из сестринского корпуса, насельницы попадают в гущу событий.

Очевидно, что без молитвы жизнь обители, как и вообще любого монастыря, теряет всякий смысл. Если жизнь обители не будет основана на молитве, не будет иметь смысла также и осуществляемое ею социальное служение. Чтобы этого не произошло, мы посчитали важным, чтобы монашествующие сестры не принимали активного участия в социальном служении. Основательница обители, святая преподобномученица Елисавета, также считала, что сестры, принимая монашество, должны жить более уединенной и строгой жизнью.

Жизнь сестер строго регламентирована и подчинена особому распорядку, который дает возможность сочетать три составляющие: молитву, послушание и отдых. Монашествующие сестры должны в меру трудиться и отдыхать и хорошо молиться. От соотношения этих составляющих зависит, насколько сестра будет готова к молитве, сколько сил у нее будет для того, чтобы молиться. Монашествующие сестры неопустительно посещают все богослужения суточного круга. У сестер есть обязательное время для келейного правила. Каждой сестре правило назначается индивидуально, в зависимости от ее духовного состояния и физических возможностей.

Если по своему послушанию сестра не может выполнять келейное правило в отведенное для этого в распорядке дня время, то ей назначается другое время в течение дня. Если сестры живут в келье вдвоем, одна из них может на время келейного правила уйти в какое-либо из свободных в это время помещений. В распорядке дня сестер молитва в среднем занимает восемь часов, включая богослужения, а также общее и келейное правило. В обители постоянно ведется борьба за время молитвы, поскольку по опыту мы знаем, что если не будем постоянно бороться за это время или будем что-то ему предпочитать, то оно очень быстро утратится.

У обители есть монашеское подворье, которое не занимается социальной деятельностью. На подворье более размеренная жизнь, строже устав, уставные богослужения. Сестрам обители прививается понимание того, что лучший отдых – поездка на подворье. Если сестра устала, хочет передохнуть, прийти в себя, она может на неделю поехать на подворье и там в тишине помолиться, набраться душевных сил.

Подводя итог сказанному, можно еще раз отметить, что келейная молитва – очень важная часть жизни монаха, и если мы всегда будем думать об этом, если оставление келейного правила будет болью нашего сердца, то Господь призрит на наше усердие и, по слову преподобного Исаака Сирина, «сии (правила), представляющиеся тебе малыми, вменятся тебе в стену, ограждающую от пленяющих нас»14.

   _____________________________________________________________

1 Святитель Феофан Затворник. Созерцание и размышление. Краткие поучения. М., 2003. С. 259–260.

2 Преподобный Макарий Великий. Духовные беседы. М., 2004. Беседа 56. 1.

3 Жития святых на русском языке. Книга пятая, январь. М., 2003. С. 547–548.

4 Житие и подвиги преподобнаго и богоноснаго отца нашего Сергия, игумена Радонежского, и всея России чудотворца. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1904. С.199–200.

5 Иже во святых отца нашего аввы Исаака Сириянина слова подвижническия. М., 1993. Слово 71. С. 362.

6 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. В 2 т. Издание Введенской Оптиной пустыни, 2003. Т. 1. С. 336.

7 Свт. Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. М., 2009. Т. 2. Слово о келейном молитвенном правиле. С. 222.

8 Блаженной памяти старец Паисий Святогорец. Слова. Т.6. О молитве. М., 2013. С. 196.

9 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. В 2 т. Издание Введенской Оптиной пустыни, 2003. Т. 1. С. 335.

10 Собрание писем блаженной памяти Оптинского старца иеросхимонаха Макария. В 6 т. М., 1862. Т. 3. С. 11.

11 Там же.

12 Свт. Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. М., 2009. Т. 2. Слово о келейном молитвенном правиле. С. 221.

13 Там же. С. 220–221.

14 Иже во святых отца нашего аввы Исаака Сириянина слова подвижническия. М., 1993. Слово 71. С. 362.

Возврат к списку

© 2014-2016. Все права защищены.
Марфо-Мариинская Обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom.pokrov@gmail.com