Протоиерей Артемий Владимиров. Слово на праздник Входа Господня в Иерусалим

01.04.2018
Протоиерей Артемий Владимиров. Слово на праздник Входа Господня в Иерусалим

Вы знаете, друзья, что праздником Вербного воскресенья завершается святая Четыредесятница, сорокодневное поприще Великого поста*. Воскресивший из мертвых Лазаря Господь Иисус Христос, воссев на ослика, торжественно входит в Иерусалим, уже воспламененный вестью об оживлении мертвеца. Спаситель принимает от жителей священного града воистину царские почести, а вместе с тем проливает горькие слезы над городом, не узнавшим времени посещения своего[1]. Господь повелевает умолкнуть фарисеям, гневавшимся на детей, которые под воздействием Святого Духа воспели Христу чудную богодухновенную песнь, прославляя Его как истинного Мессию… Вооружившись бичом, Господь изгоняет из храма торговцев жертвенными животными и меняльщиков денег, объявляя громогласно вослед древних пророков[2], что дом Его есть дом молитвы, который духовные вожди Израиля соделали вертепом разбойников[3]. Преподав народу учение, Господь вышел вон из города в Вифанию и провел там ночь[4]. Так завершалось общественное служение Христа и начиналась пора Его искупительных страданий…

Мы же, братия, входя в Божий храм «со знамениями победы» – веточками вербы, символизирующими тайну воскресения мертвых, поразмыслим хотя бы кратко, над духовным смыслом изложенных выше событий.

И прежде всего скажем о необычном образе вхождения Господа в Иерусалим – на ослике. Все это свершилось во исполнение слов пророка Захарии: «Скажите дщери Сионовой: се Царь твой грядет к тебе, <…> кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной»[5].

Не обозначает ли это животное человеческую природу каждого из нас, призванного быть христоносцем, носилом, сосудом Божества? Приметим, что апостолы, отвязав ослика от изгороди, возлагают на него ризы и только после этого подводят ко Христу. Так должно быть и с нами. Апостольское благодатное слово отрешает нас от служения греху; высвобожденные из-под его власти, мы облекаемся в одежды добродетелей – смирения, чистоты, кротости и любви. Тогда Господь благоволит воссесть на нас, вселиться в нас Своею благодатью, с тем, чтобы из непослушных и своенравных сделать нас сознательными орудиями Своей благой воли…

Принимая от окружающих слова, знаки благодарности и признательности (словно пальмовые ветви, полагаемые народом на пути ослика), не будем забывать, что они относятся ко Христу, а мы являемся лишь Его смиренными служителями.

Господь проливает слезы над Иерусалимом, который бурными восклицаниями приветствует своего Царя, но сердца его жителей далече отстоят от заповедей Божиих. Грозное слово произносит плачущий Мессия любимому граду: …Стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего[6]

Иерусалим – образ бессмертной человеческой души, этого нерукотворного храма Божия. Дети – наши мысли, чувствования, начинания; враги – злобные демоны, пытающиеся посредством страстей пленить и погубить Божие создание. Итак, Господь принимает от нас не внешние знаки богопочитания и не телесные подвиги, и уж паче не молитву уст, свершаемую нарочито пред глазами ближних. Нет! Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит[7]…Сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа[8] - вот что драгоценно в очах Его! На кого Я призрю, - свидетельствует Отец Небесный через древнего пророка, - на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим[9]

Становится ясно, почему так вознегодовал Господь на завистливых фарисеев, пытавшихся заставить умолкнуть малых детей, воспевших вдохновенный гимн Тому, Кто всегда ставил в пример взрослым младенцев, чистых и незлобивых сердцем. Из уст младенец и ссущих[10] совершил еси хвалу[11], - возвещал о нас пращур Христов, царь и пророк Давид. Ведь наша задача – в отношении незлобия уподобиться детям, чуждым гордости, гнева и лукавства, а по уму быть совершенными. Наконец, Христос с помощью бича очищает храм, не разрешая, чтобы кто-либо пронес чрез него постороннюю вещь. Молитва и есть Божий бич, имея который мы призваны освободить сердечное пространство от всякого нечистого образа или дурного помысла. Со вниманием и прилежанием призывая имя Господа Иисуса Христа, мы удаляем из храма души все, что недостойно пребывать в нем…

Предстоя Отцу Небесному на молитве, войди же в клеть сердца твоего и, закрыв за собою врата, помолись Богу, видящему тайное, дабы Он воздал тебе явно, - исполнил твое сердце священной тишиной, миром и оживотворил небесной радостью…

Время посещения[12] настало! Се, Жених грядет на вольную страсть! Встретим же Его, други, со множеством свечей и фимиамом и высоко поднимем пред лицеем Его наши вербочки – знамения грядущей победы над грехом, смертью и диаволом, царство которых распадется, как прах, как дым, в час восстания Христа из гроба, в третий день, по Писанию.

 

*Артемий Владимиров прот. Беседы в «Русском Доме». М., 2017. С. 50


[1] Ср.: Лк. 19, 44.

[2] См.: Ис. 56, 7; Иер. 7, 11.

[3] Ср.: Лк. 19, 46.

[4] Мф. 21, 17.

[5] Захар. 9, 9.

[6] Лк.19, 43-44.

[7] Пс. 50, 19.

[8] 1 Петр. 3, 4.

[9] Ис. 66, 2.

[10] Питающихся от материнской груди.

[11] Пс. 8, 3.

[12] См.: Лк. 19, 44.




Возврат к списку

© 2014-2018. Все права защищены.
Марфо-Мариинская Обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom.pokrov@gmail.com