Делая что-то, мы сами «делаемся» в этот момент
×

Делая что-то, мы сами «делаемся» в этот момент

20.09.2022
Делая что-то, мы сами «делаемся» в этот момент

Как остаться христианином в современном мире, как из благих побуждений не вырастить свое «эго» и почему христианин не должен стремиться к умиротворению – об этом размышляет протоиерей Павел Великанов, и.о. настоятеля  храма Покрова Пресвятой Богородицы на Городне г. Москвы.

Христианин всегда вне схватки


Отец Павел, в политической, общественной жизни могут происходить разные, в том числе, сложные события. Как по-христиански к ним отнестись и сохранить верность Христу?

– Я бы начал с того, что для людей старшего поколения и вообще для многих поколений, живших до нас, продолжительное состояние мира – это нетипичное явление. Причем не только для нашей страны, но и вообще для мировой истории. Практически каждое поколение жило в условиях военного времени. И в том, что происходит сейчас, нужно тоже суметь увидеть не какой-то злой рок, безысходность, а обострение давнего кризиса, который попускается Богом как единственно работающее средство, которое помогает людям задуматься и прикоснуться к иной, Божественной реальности.


Я ни в коем случае не хочу сказать, что война – это хорошо. Но бывают такие ситуации, и мы знаем это из истории Ветхого завета, когда человек создает такую реальность, что она может быть еще хуже, чем военные действия.

В нашем организме, например, постоянно идет война. Мы дышим грязным воздухом, едим нестерильную пищу, на нашу кожу попадают бактерии и вирусы, их задача проникнуть внутрь организма и там поселиться. И если бы организм перестал различать все, что пытается в него вторгнуться и им завладеть – то есть, перестал бы вести войну, – то мы бы умерли. Есть страшное заболевание – синдром приобретенного иммунодефицита. Человек может умереть от самой безобидной инфекции. А у здорового человека будет лихорадка, температура поднимется, он не будет в состоянии что-либо делать. Через такое обострение – кризис! – иммунитет становится сильнее инфекции, которая попала в организм. И никто не скажет, что состояние лихорадки – это хорошо, но гораздо хуже, когда ее нет, и человек медленно и уверенно умирает, не справившись с болезнью.

И война – это тоже своего рода взрыв иммунитета общества по отношению к каким-то принципиально неприемлемым вещам.

Времена Христа, отношение Спасителя к политической ситуации того времени могут быть для нас примером?

– Конечно. Тогда было время войн, оккупации, время несбывшихся надежд иудеев. И мы видим со стороны тех, кто слушал Христа, постоянное и очень сильное желание втянуть Его в политику. Спаситель жестко и однозначно отказывается от какой бы то ни было политической активности, он отказывается даже от оценки происходящего.

Его постоянно подначивают с разных сторон, провоцируют, чтобы потом было за что упрекнуть как агрессивно настроенного или, наоборот, как безразличного к судьбе родного народа, который находится под гнетом римлян. Но Он не принимает ни одну сторону.

И для нас важно оставаться верными Евангелию и учиться даже в такой, казалось бы, тяжелой и неоднозначной ситуации, все равно своей жизнью реализовывать Евангельское учение – каждому на своем месте и в полную меру своих сил.

В чем непосредственно это должно выражаться?

– В следовании заповедям блаженства, всем заповедям Христа, в том числе, и о любви к врагам. Потому что одно дело, когда мы представляем – вот если бы у меня был враг, я бы его любил. И совсем другое, когда мы видим откровенную вражду, ярко выраженную злобу, направленную именно на нас, когда нас начинают ненавидеть не за какие-то личностные качества или ошибки, а просто за то, что мы являемся представителями одной из конфликтующих сторон. Нашей с вами прямой вины в происходящем нет, но кому-то хочется сделать нас объектом ненависти, нелюбви. В этой ситуации и проявляется человек. Либо он начнет жить по мирским установкам, либо, наоборот, еще больше концентрируется на Евангелии и будет абсолютно ко всем людям, включая врагов, учиться относиться так, как заповедал Христос.

Velikanov00hd.jpg  

Наша задача – не «отзеркаливать» злобное отношение к нам, не подливать масла в огонь, а минимизировать проявления зла. Особенно остро сейчас эта проблема стоит в семьях, среди людей, которые находились в дружеском близком общении и вдруг оказались на диаметрально противоположных позициях. Для кого-то это становится трагедией, так как разделение может происходить даже внутри одной семьи. И такие ситуации могут стать своего рода тренажером. Нас перестают любить, но мы можем оставаться людьми и любить другого человека, даже если он нас ненавидит.

Оценки ссорят людей. Не оценивать, а заниматься своим спасением – это нормально в той ситуации, в которой мы оказались?

– Конечно. Тем более, что наше спасение созидается не только нами, но, в первую очередь, Богом. И Бог смотрит, что мы несем окружающим, как мы к ним относимся. Это сейчас самое важное.

Политические взгляды и христианство совместимы?

– Я бы разделил эти две плоскости: политическую и религиозную. В норме для христианина религиозная плоскость выше политической. Если политические взгляды способствует достижению плоскости христианской, то это приемлемо. Если эти плоскости смешиваются, и религиозность становится инструментом для достижения тех или иных политических целей, такую ситуацию вряд ли можно оценивать положительно.

Ценность христианства – только в жизни со Христом. Цивилизационное, культурное, научное измерения тоже есть в христианстве, но они вторичны. Главное – Христос и со-настроенность человека Божией воле. Тогда все остальное будет производным от этого, но не центром.

Самое опасное, что может произойти, это подмена христианства тем или иным атрибутом. Нельзя быть православным без Христа. Безусловно, все, что привнесло в цивилизацию христианство, багаж культуры, этических установок, все это очень важно и ценно. Но если это наследие остается без Христа, то неизбежно рано или поздно становится разрушительным, потому что именно Христос является тем фундаментом, на котором все держится. Без Него все остальное быстро теряет ценность.

Мы видим, как это происходит в Европе. Всю история с темой гендера, которая стала сейчас такой актуальной, 20-30 лет назад невозможно было представить. Почему? Потому что Христос постепенно превратился в одну из идей, концепций, которая на фоне других идей не особо привлекательна для современного человека. Если человек уходит от Христа, уходит от живого переживания Бога, то разные концепции, тот же трансгуманизм, много чего смогут предложить взамен. Но они не смогут дать человеку целостности, точка сборки будет утеряна, ее место может занять все что угодно – политика, экономика, или, например, соблазнительный биохакинг. Но все, что вне Христа, обречено рано или поздно на саморазложение.

Психология вне Христа удобряет «эго» человека


Тренинги личностного роста, коучинг, услуги психологов – все это стало одной из примет сегодняшнего дня. Но очевидно, что наряду с пользой, которую может получить человек, есть множество побочных, негативных для христианина последствий. В чем причина, что не так в этой помощи?

– Всеобщая психологизация и то, что принесла популярная психология – это один из серьезных вызовов христианству. Человек помещается в центральный фокус, и в итоге нездоровый гуманизм начинает культивировать в человеке разные качества, и, в том числе, то худшее, что в нем есть. Как это ни звучало бы странно, но понятие человечности – как оно воспринимается в нашем сознании – прямо противоположно гуманизму. Человечность «вертикалит», она задаёт высшую перспективу личности, только следуя которой и получается «подтянуться» над грехом, которым пропитана наша природа после падения прародителей.

Я бы привел такой образ: любой огородник знает, насколько важно выпалывать сорняки. Можно вспахать землю, засадить ее самыми дорогими и элитными сортами овощей, добавить удобрения, но если все это оставить без прополки, то уже через месяц от всходов ничего не останется, все забьют сорняки. Они с удовольствием съедят все удобрения, выпьют всю воду, а культурным растениям ничего не останется. 

Психологическое консультирование зачастую по своей сути похоже на такое подкармливание грядки без внимательного отбора – где сорняки, а где – нужные растения.

Чтобы отделить одно от другого, необходим четкий критерий этого отбора. А что им является? Если мы не в состоянии отделить сорняки от культурного растения, то результат наших трудов будет плачевный. Потому необходима добродетель различения подлинного от кажущегося, настоящего – от того, что лишь является симулякром, подделкой.

Психология в идеале должна опираться на учение о бытии, на важные для человека и христианина ценности. Тогда она будет созидательной. Если этого нет, то она становится разрушительной для человека, так как очень сильно «удобряет эго» и тем самым ещё сильнее затрудняет развитие человека по направлению к Богу.

Иногда психологическую помощь можно уподобить анестезии. Психолог не станет работать без запроса, который формулирует сам клиент. Он приходит и говорит: сделайте, чтобы мне было хорошо, у меня болит душа после развода, например. То есть, переводя на медицинский язык, вколите мне, пожалуйста, душевную анестезию. И психолог выполнит этот запрос, потому что человек платит деньги в ожидании именно такого результата. Он может предложить развеяться, переключиться, завести новые знакомства.

Священник поступит иначе, предложит разобраться, понять, в чем вина самого человека. Возможно, он даже причинит боль, чтобы человек шагнул на новую ступеньку осознания своих страстей и ошибок. Так к человеку придет опыт, который оставит шрам на душе, но предотвратит повторение подобных ситуаций в жизни. Конечно, люди идут к психологу с разными проблемами, но и такая опасность, о которой я сказал, тоже есть.

Поэтому крайне важно заниматься развитием именно православно ориентированной психологии. Она использует мощный инструментарий, который был наработан в мировой науке в области психологии и психиатрии за весь ХХ в., но при этом опирается на божественное откровение, на православную антропологию, понимание высшего предназначения человека, важности служения людей друг другу и Богу. Христианские ценности позволяют провести четкую демаркационную линию в самом человеке между должным и недолжным.

Время говорить о Христе


Мы, христиане, вынуждены все время конкурировать со светским людьми, чтобы не затеряться в этом мире – быть заметными в социальных сетях, в медийном пространстве. Но не теряем ли мы что-то важное, стараясь идти в ногу с современным миром?

– Это очень непростой вопрос о взаимодействии между формой и содержанием. Действительно, есть множество интересных и приемлемых в целом технологий, которые помогают быстро и эффективно донести до широкой публики те или иные сведения. На мой взгляд, лучший способ донести то или иное сообщение большому числу слушателей, читателей – использование вирусных сообщений.

Несколько лет назад мне попался на глаза текст, который разошелся по социальным сетям благодаря тому, что он глубокий и красивый. Это был текст про август Рэя Брэдбери. Важно создавать подобные вещи, и даже без искусственного разогрева они способны охватить огромное число людей.

Наша проблема, как мне кажется, в том, что мы живем в отрыве от реалий большинства наших сограждан. И подобные вещи, которые также могут стать популярными, мы не в состоянии создать, потому что мы наших современников не всегда понимаем: не слышим их запросов, не владеем их языком, для нас чужды их ценности. Мы живем в своей благочестивой капсуле, в которой нам хорошо и безопасно. А выйти из нее – это как оказаться без скафандра в открытом космосе.

А нам надо в этот космос выходить, полюбить его и начать доносить до людей самое главное – содержание Евангелия, нашу благую весть. Я не особый сторонник использования различных технологий из-за того, что искусственно накачать и придать вес можно чему угодно. Но важно создавать то, что называют «нетленкой». И Церковь, мы с вами, должны производить такую «нетленку», но не в плане культурном, а – смысловом, содержательном.

И она у нас есть. Например, богослужение, богослужебные тексты. Необходимо прихожанам объяснять их содержание, учить людей осознанно молиться на службе. Недостаточно, если человек пришел на службу, постоял и свечку поставил. Это минимальный формат его участия. Примерно такой же, как если бы человек пришёл в библиотеку, посмотрел на книжные полки – но ни одной книги бы не взял.

Velikanov0hd.jpg

И мы можем прихожан сделать сотворцами. Ведь Церковь дышит именно богослужением! В храме Покрова на Городне, где я служу, когда мы служим раннюю Литургию, поет византийский хор. Методом проб и ошибок мы поняли, что если петь «Символ веры», «Отче наш», живая ткань богослужения «разваливается». И теперь мы эти молитвы читаем все вместе в определенном ритме. И оказалось, это сплачивает людей, повышается степень их вовлеченности. Когда происходит преложение Святых Даров, весь храм говорит: «Аминь». Когда есть диалог между мирянами и служащим священником, то качество присутствия людей на службе становится принципиально иным.

Люди уходят окрыленные, потому что они включились в богослужение. Они уже не потребители «религиозных услуг», но – со-творцы. Ведь все великое не оживает само по себе. Стихи Ахматовой стоят на полке, и только если их взяли и начали читать, они начинают жить. И так душа человека обогащается красивым, правильным, глубоким содержанием. Богослужение – это глубочайшие по смыслу, силе переживания и эмоциональной напряжённости тексты, причём очень высокой плотности, они словно «заархивированы» – и нам надо учиться их «раскрывать» и проживать.

Церковь, безусловно, предлагает великое содержание. Но запрос, например, на богословское образование сейчас ниже, чем несколько лет назад. Людей в храмах после пандемии тоже стало меньше.

– Есть усталость от тех форм церковной жизни, которые преобладали последние годы. Людям хочется более качественного погружения в тему христианства. Несколько лет назад мы придумали проект бесплатной богословской онлайн-платформы «Академия веры». Недавно тексты оттуда – которые лишь небольшая часть, там много именно интерактивных материалов, игровых, визуальных – была издана «Никеей» в виде книги. Люди ее с большим удовольствием раскупают. В «Академии веры» мы попытались систематизировать объем знаний и представить их в виде 40 мини-курсов так – насколько хватило нашей эрудиции и чуткости, – чтобы это было интересно нашему современнику. Причем тому, кто уже имеет некоторое представление о христианстве. Люди знакомились с этими материалами и понимали, что в их головах – ложные мифы и стереотипы, что такое Церковь и жизнь по заповедям. Кто-то говорил: «А почему я раньше об этом не знал, почему мне никто об этом не рассказал?» Поэтому запрос на богословское образование всё же есть. Посмотрите, как активно развивается лекторий в «Фаворе» на Маросейке, при том, что им полностью занимаются миряне – ищут спикеров, активно участвуют в обсуждении. Формат смыслового клуба «Резонанс», к которому мы пришли методом проб и ошибок, оказался самым востребованным. Спикеры выступают всего лишь 5-10 мин., а дальше они только помогают группам в их самостоятельной работе как эксперты и консультанты, а основная работа выполняется самими участниками.

Я думаю, что за такими формами взаимодействия духовенства и мирян – будущее. Миряне – это огромная сила, всё ещё не актуализированная в жизни нашей Церкви, и если мы будем чутки к их запросам, то эта сила может привести к очень правильным вещам и большому вдохновению людей.

Святость – это мужество и созидание


Христианство может быть живым, вызывающим отклик у современных людей, и в то же время оставаться самим собой?

– Конечно. Если человек ничего не хочет и ему все безразлично, то, скорее всего, дело не в его святости, а в наличии депрессии. То же самое можно сказать и о христианстве. Если оно уныло и беспросветно, не увлекательно, если оно неспособно заинтересовать, не может наполнить души людей, то значит, с носителями такого христианства всё не так хорошо, как могло бы быть. Христос сказал: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь, и имели с избытком». И в христианине эта жизнь должна быть в изобилии. Иван Ильин писал, что религиозного человека легко определить по тому свету, который исходит от него в юдоль земную.
Не может от христианина исходить свет грусти и тоски. Для того, чтобы думать, что все плохо и всех нас ждет один конец, вовсе не обязательно быть христианином. А христианин отличается именно верой, которая позволяет пробросить мостик между тем, что есть в реальности, и тем, что что для нас является объектом веры. И тогда мы «верой ходим», и это хождение всегда радостотворно.

Сейчас подходящее время, чтобы делать и рассказывать о Христе?

– Конечно. Любой кризис – это не только проблемы, но и призыв посмотреть на кризис как вызов. Принять его с мужеством и с пониманием, что раз тебе этот вызов брошен, ты способен на него ответить и его преодолеть. Это и есть то самое христианское мужество, без которого никакая вера в принципе невозможна.

Как отличить мир в душе от равнодушия? Заботясь о внутреннем умиротворении можно стать человеком, которому мало что интересно вокруг.

– Дело в том, что мир в душе («шалом» на иврите ) – это ведь не состояние умиротворенности как психологического комфорта, это состояние глубочайшей гармонии с самим собой, мирозданием и Богом.
Эта гармония должна быть деятельной, куда-то направленной, потому что человек состоит из энергий, его можно даже сравнить с ядерным реактором. И свою энергию нужно куда-то направлять.

В замысле Божием о человеке именно Бог является конечной точкой приложения «электричества души», которое вырабатывает человек. А все остальное находится в поле между Богом и человеком.
Мир в душе – это когда внутри человека происходит гармонизация всех его сил, когда они перестают конфликтовать друг с друих гом и на это силы впустую не тратятся. Мы можем взять два провода под напряжением, соединить их – и получить короткое замыкание. Ток идет, есть дым, огонь, искры во все стороны – так работает сварка. Но если душевная сила замкнулась на человеческом «эго» и ток тратится впустую, это и есть состояние страсти, душевного «короткого замыкания». И человек в таком состоянии часто буквально «зависает», его трясёт от проходящего по нему току страсти – но сам он себя вырвать из этого оцепенения уже не может.

Velikanov-Abuse-0190hd.jpg

А бесстрастие – это не отсутствие напряжения в проводнике, а правильное направление тока. Святой человек – это человек, у которого все его силы гармонизированы друг с другом и обращены к Богу, следуют Божественной воле, исполняют Божий замысел.

В таком состоянии человек может заниматься чем угодно. Он может даже быть в состоянии кризиса. Например, человек поднимается на гору и понимает, что он больше не может. Но именно внутренняя гармонизация помогает преодолеть этот кризис и сделать еще несколько шагов, и ещё чуть-чуть, и ещё – и так дойти до вершины.

Поэтому с точки зрения психологического комфорта нельзя сказать, что такое состояние является приятным. Мир в душе – это когда мы делаем правильные вещи, а не состояние внутренней «мимишности».

В состоянии настоящего душевного мира человек созвучен Богу и той симфонии, которая звучит в мире и которую Бог играет ежесекундно. Он, как Главный Режиссер, управляет миром, и мы либо вписываемся в эту гармонию, в это состояние, либо пытаемся свою партию играть вопреки тому, что звучит вокруг. «Шалом» – это способность человека стать созвучным и даже резонирующим с волей Божией. А для этого ее надо знать, понимать и следовать ей.

Равнодушие – это состояние внутренней заморозки. Причины могут быть разными. Бывает, что человек пережил горе, утрату близких и в душе произошёл спазм, ступор, включилась защитная реакция и игнорирование. Вера помогает выйти из такого кризиса через осознанное горевание, проживание вместе со Христом конкретной жизненной драмы.

Сейчас тоже кому-то трудно, всегда есть такие люди. В чем выход?

– Христианская вера невозможна без мужества. А мужество – это способность принимать и переносить боль.

И для того, чтобы ее пережить, надо как раз вернуться в состояние христианской деятельной жизни. Любовь – это добродетель воли, это не переживание, не эмоция, она проявляется тогда, когда я делаю то, на что у меня, может быть, даже нет внутреннего ресурса, желания. Но я, руководствуясь определёнными высшими ценностями, делаю просто потому, что так – правильно. Мне кажется, одна из ловушек, в которую завела всеобщая психологизация, – это личный комфорт и душевный покой, которые стали первичной ценностью по сравнению с высшими ценностями.

Первичные ценности для христианина соотносимы и связаны с Богом. Лучше быть с Богом в тяготах, трудностях, чем в состоянии комфорта, но без Бога. Святые отцы говорили: пусть внутри будет война (со страстями), но я буду понимать, что я в правильном состоянии служения Богу.

Приезжает карета «скорой помощи» на место катастрофы. Врачи могут даже жёстко отругать человека, чтобы заставить его сделать что-то принципиально важное для сохранения жизни. И прав, конечно же, врач. Он руководствуется первичной ценностью жизни человека. Здесь что-то похожее. Нельзя подменять первичные базовые ценности важностью нашего комфорта и спокойного душевного состояния.

Делать свое дело, несмотря ни на что – выход сейчас?

– Безусловно, об этом притча о самарянине. Он не размышлял: он просто увидел боль человека и спас его.
Делая что-то, мы сами «делаемся», мы, в первую очередь, создаем себя, свое состояние. Один мой знакомый недавно рассказал, как он рубил дрова у друзей, и это привело его в давно желанное правильное душевное состояние. Все проблемы отступили, он почувствовал себя живым и радостным, причастным реальности Божией жизни, а не каким-то виртуальным ценностям.

Чтобы почувствовать себя живым, надо начать делать правильные, созидательные вещи. Важно уметь вытащить себя из бесконечной внутренней самоиндукции, когда мы раз за разом переживаем свои страдания и начинаем уже даже получать удовольствие от этого.

Вся христианская аскетическая литература говорит о важности взаимодействия между «феорией» – созерцанием – и «праксисос» – деланием. Только устремляя свой внутренний взор ко Христу – и при этом постоянно занимаясь делом – мы можем научиться находить подлинный мир с Богом, самим собой и окружающими нас людьми.


Подготовлено Юлией Семеновой
Фото Pravmir\Сергей Щедрин


Больше новостей из жизни Марфо-Мариинской обители — в Telegram-канале «Марфо-Мариинская обитель  милосердия», в группе VK и аккаунте в Яндекс-Дзен.

             Чтобы получать самые актуальные новости на свою почту, подписывайтесь на рассылку


Возврат к списку

     telegram.png 
© 2014-2022. Все права защищены.
Марфо-Мариинская обитель милосердия. Официальный сайт.

119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: +7 499 704 21 73
E-mail: mmom@mmom.ru

Top.Mail.Ru