«Для меня важно знать, что в этом мире есть люди, умеющие любить»

16.03.2020
 «Для меня важно знать, что в этом мире есть люди, умеющие любить»

С Юлией Верезей, директором по обучению компании Clarins, мы встретились в Марфо-Мариинской обители для того, чтобы поговорить о помощи «Елизаветинскому детскому саду» для детей с ДЦП. Уже много лет Clarins является добрым другом сада, а Юлия руководит всем процессом оказываемой помощи.


«В этой деятельности раскрываются мои лучшие стороны»

- Юлия, как получилось, что Вы начали помогать «Елизаветинскому саду» для детей с тяжелыми формами ДЦП?

- Лет семь назад я пришла впервые на праздник в сад, меня тогда пригласила моя знакомая. И меня поразили даже не дети, которых я увидела, а сотрудники этого сада и родители детей. С этого момента и началась наша дружба.

- А чем они Вас удивили?

- Во-первых, весь праздник был организован силами людей, которые работают в «Елизаветинском саду». Часто на праздники приглашают аниматоров, людей, которые умеют профессионально создавать пространство и атмосферу праздника. А здесь все было подготовлено сотрудниками, причем, сделано это было не только профессионально, но очень душевно и тепло. Было много интерактивных упражнений, я видела глубокий контакт, связь с детьми. Даже сейчас я вспоминаю об этом дне, и у меня мурашки…

До сих пор каждый раз, когда я прихожу на их праздники, я вижу с какой любовью они готовятся.
И второе - там были мамы, папы, бабушки детей. Причем, детки были очень разные, в том числе, тяжелые, без движения. И лица родителей, их любовь, погруженность в своих детей, как они воспринимали все происходящее - это был мой самый большой инсайт.

- И Вы пошли тогда к руководству компании, в которой Вы работаете?

- Я работала на тот момент около 1,5 лет в Clarins. У нее как социально ответственной компании много социальных проектов в мировой практике. И как раз стоял вопрос – а что делать в России? Нужно было начинать развивать историю социальной помощи в нашей стране. Я поняла, что хочу обратиться к руководству с инициативой вести социальные проекты.

Я пришла к генеральному директору Clarins Group Russia Эдгару Шабанову, который с тех пор всегда оказывает мне большую поддержку в области реализации наших социальных инициатив, и сказала, что мы как социально ответственная кампания должны что-то делать и в России.

Видимо, у меня внутри жила потребность такой деятельности. К тому моменту я уже около трех лет работала волонтером в детской инфекционной больнице в отделении отказничков в качестве сестры милосердия по воскресеньям. У меня было свободное время во второй половине дня, и я ездила туда со своей подругой.
  
То есть я была относительно подготовлена к подобной работе. Я имела о ней представление, у меня был опыт соприкосновения с болью, со страданием. Я понимала, что это непросто, но в то же время необходимо.
И, наверное, все вместе в совокупности сыграло свою роль – я пришла и попросила. Эдгар меня сразу поддержал. Сказал: «Хорошо, у тебя уже есть какие-то идеи?». И в итоге все это получило развитие.

d09c5d9e-3185-4852-ab38-527ee8f10577-1.jpg

- Как интересно. То есть Вы к тому моменту уже имели опыт волонтерской деятельности? А как Вы стали волонтером? Ведь у огромного числа людей не возникает потребности и желания пойти куда-то помогать, жертвуя собственным временем, отдавая свои силы.

- У меня созрело совершенно четкое решение помогать после того, как я в первый раз приехала на Святую Землю. Все, что со мной там происходило, что я увидела, произвело на меня очень сильное впечатление.
Когда я вернулась, у меня созрело четкое понимание, что мне нужно как-то реализовать потенциал, который во мне есть. И лучшее, что я для себя увидела – это оказание помощи детям. Никакого опыта у меня не было на тот момент. Я просто пришла в храм к священнику и сказала ему об этом. Он предложил подумать, потому что речь шла об инфекционном отделении. Но у меня была такая уверенность в тот момент, какое-то укрепление, что сомнений никаких не было.

Это было сестричество при православной службе «Милосердие». И я начала ездить в инфекционное отделение Тушинской детской больницы в палату для отказничков. Когда родителей лишали статуса, ребенка изымали из семьи, и он какое-то время должен был находиться в больнице, чтобы пройти медицинскую комиссию, все необходимые обследования. После этого его уже помещали в социальное учреждение. И, к сожалению, на тот момент происходило так, что про детей просто забывали. Многие из них жили в этой больнице месяцами. Это страшно, конечно. А благодаря сестричеству к детям практически каждый день приходили, чтобы пообщаться, помыть, покормить.

- То есть получается, что через приход к Богу и волонтерство Вы пришли к идее помощи в «Елизаветинском саду». Но такая деятельность требует, ресурсов, внутренних сил. Как человек Вы что-то получаете взамен, если не оставляете эту деятельность много лет?

- Если я начну говорить о том, что я получаю – это будет рассказ в первую очередь про людей. У каждого человека есть ориентиры в жизни, примеры для подражания, модель поведения, к которой он стремится. Для меня такой ориентир - люди, которые работают в «Елизаветинском саду». Мне с ними тепло и хорошо. И когда я вижу, как они осуществляют настоящее служение ближнему - меня это вдохновляет. У них столько терпения, хотя, конечно, я понимаю, что они обычные живые люди.

Про родителей детей, которые посещают сад, не могу не сказать, я ими восхищаюсь. В прошлом году на одном из праздников напротив меня сидела молодая мама лет двадцати пяти. Она была очень красивой молодой девушкой, и у нее на руках сидел мальчик лет шести. Он не держал сам голову. И в течение часа, пока шел концерт, она каждый раз поднимала ему голову, держала, что-то говорила ему на ушко, обнимала. И в этом было много терпения, заботы, любви. Меня это поразило. В нашем обществе молодым красивым женщинам часто говорят: зачем тебе эта обуза, ты можешь устроить свою жизнь, родить еще ребенка. И ей так говорили наверняка.

Мне когда-то здесь дарили футболку, на которой было написано – «В этом мире есть любовь». Мне очень нравится эта футболка. У меня даже в фейсбуке написан этот девиз.

Для меня очень важно видеть – что в этом мире есть такие люди, которые делают много хорошего, доброго. Значит, я тоже могу. Пускай по-другому, но я могу быть причастной. К тому же я очень творческий человек, и мой потенциал реализовывается здесь. В этой деятельности раскрываются мои лучшие стороны.

«Главное - есть результат, который реально облегчает жизнь и детей, и родителей»

- Расскажите, что делает Ваша компания для «Елизаветинского сада»?

- Мы оказываем финансовую помощь. В этом вопросе очень важно понимать, как правильно распорядиться средствами. Мы однажды разговаривали с Татьяной Мышатиной, директором «Елизаветинского сада», о том, что было бы нужно для детей с точки зрения развития. И она сказала о потребности в специальной электрической коляске, которую можно использовать как тренажер. Дети учатся ею управлять, и если потом становится понятно, что у ребенка получается и такая коляска ему нужна, то можно дальше думать о покупке постоянной коляски, изыскивать для этого возможности.

Я отвечаю в Clarins за обучение, развитие, это ценности очень важные для меня лично. И я понимаю, что через приобретение этой коляски, через обучение детей – мы можем много хорошего сделать. 

И мы тогда перевели деньги на покупку коляски. Я привела этот один пример, чтобы было понятно, как осуществляется наша финансовая помощь.

AT0T3035-1.jpg

Также мы перевели часть денег, когда речь зашла о ремонте в помещении сада. И потом мне Татьяна провела по саду экскурсию, я увидела, какое произошло преображение, какие возможности появились у детей.
Еще одна из форм нашего бюджетирования – оплата труда преподавателей.

Думала я и над тем, как может людям пригодиться то, что мы сами умеем делать. Наша косметическая компания является одним из мировых и российских лидеров в косметической индустрии, и у нас много опыта по обучению женщин умению правильно ухаживать за собой. Для представительниц прекрасного пола - это тоже форма заботы о себе. Так родилась идея проведения мастер-классов  для мам и для персонала. Это как очень хорошая эмоционально заряженная витаминка, которая предохраняет, в том числе, и от выгорания. Конечно, наше первое приглашение на мастер-класс было неожиданным для мам. Они переживали за детей, были напряженные. И в саду воспитатели им сказали: «Не переживайте за детей совсем, они будут с нами, отдыхайте, пусть это будет праздник для вас».

И все получилось. Мы разговаривали о том, что такое красота, мы показывали, как можно за собой ухаживать, учили их основам правильного нанесения естественного макияжа. И они забыли обо всем на какое-то время. Мы создали макияж для каждой мамы, профессиональный фотограф сделал портреты. Мы приготовили подарки, постарались создать атмосферу праздника на нашей красивой веранде в офисе.
И такие мастер-классы для мам и для сотрудников мы теперь практикуем. Очень любим наших гостей, рады, когда они к нам приходят.

Есть интересные инициативы по обмену опытом. Мы можем поделиться с садиком тем, что мы знаем в профессиональном плане. Например, тем, как правильно рассказывать о себе в социальных сетях.
Или у нас есть возможность делать красивые профессиональные видео, чтобы рассказывать людям о проблемах детей с инвалидностью. Потому что, если об этом не говорить – многие просто не узнают, что есть такие дети, и они нуждаются в нашей общей помощи.

Важно, что в помощи саду на самом деле участвуют все наши сотрудники. Даже продавцы. Потому что, когда они продают, какая-то часть дохода от этих продаж идет в социальный бюджет.

И я на конференциях всегда говорю сотрудникам о том, что они все причастны к этой помощи. Потому что социальный бюджет формируется из нашего общего дохода. И чем больше они продают, тем больше мы можем помогать. Это удивление часто вызывает, и коллеги говорят: «Как здорово, а мы даже не думали об этом».
Наше сотрудничество с «Елизаветинским садом» действительно взаимно обогащающее. Когда мы собираемся вместе с директором сада Татьяной, у нас всегда множество идей.

Понимаете, каждый должен делать свое дело. Чей-то талант раскрывается в социальном служении, в непосредственной помощи этим детям. И у сотрудников «Елизаветинского сада» это получается, видна отдача - дети веселые, жизнерадостные. Да, они парализованные, но им помогают жить обычной детской жизнью.

Я так, как специалисты сада, не умею, но я могу помочь по-другому. Мы в Clarins можем помочь создать условия, чтобы эти люди делали их благородное и очень нужное дело. Каждый вовлечен по-своему, и в итоге получается очень хорошее взаимодействие. И главное - есть результат, который реально облегчает жизнь детей и их родителей.

Да, эти дети особенные, но у них тоже есть право на любовь, они в ней нуждаются. Если они не так живо реагируют на что-то, это же не значит, что они не понимают ничего или не хотят радоваться. Почему они должны быть лишены детства.

Я думала неоднократно на эту тему. Бог дал каждому свои таланты. Я хороший управленец, разбираюсь в бизнесе. У меня есть бюджет, который мне компания, слава Богу, выделяет для того, чтобы у нас развивались социальные проекты. И я могу распорядиться этими деньгами для того, чтобы помочь тем людям, которые несут любовь, служат этим детям и много делают для них. Это же здорово.

- А Вы не устаете от этого?

- Нет. У нас такие разные все время проекты, меня это вдохновляет каждый раз, постоянно что-то новое появляется. Бывает только грустно от того, что чем больше людей узнают о нашей благотворительной деятельности, тем больше запросов на помощь мы получаем. Но мы не всегда можем помочь, отказывать бывает тяжело.

- Со стороны если посмотреть, у вас есть дети – два сына, один из них был Вами усыновлен, есть работа, которая забирает немало ресурсов. И при этом вы находите еще силы, чтобы быть постоянно включенной в эту помощь, и вас хватает на все.

- Да, жизнь насыщенная, в ней очень много всего присутствует, но для меня наша дружба с «Елизаветинским садом» - очень ресурсная тема. Потому что я пришла сюда в Обитель, в сад и погрелась. Я много получаю обратно.

Вообще есть ощущение, что я могу делать что-то по-настоящему важное, полезное. Это дает смысл.
У меня такая же ситуация и на работе. Я очень люблю свою работу. Да, есть рутина, как и везде, но в целом за девять лет работы никакого выгорания. Потому что ценности компании очень совпадают с моими ценностями.

-  Многие люди не участвуют никак в благотворительности, не откликаются на просьбы о помощи. Есть масса сомнений с их стороны. У вас бывают такие сомнения, и что вы себе отвечаете или отвечали на них?

- У меня есть правило - работать с теми, к кому есть доверие. Мы выбрали «Елизаветинский сад» и службу помощи «Милосердие». Потому что мы знаем, что там умеют правильно распорядиться средствами, я вижу это сама.

И если мы говорим с позиций корпоративной благотворительности, то для меня это всегда прямая включенность. Я во всем участвую сама.

Если я не знаю про какой-то фонд, про людей, которые просят деньги, то приходится отказывать. Потому что действительно бывают мошенничества, когда люди хотят заработать на чужой беде.

Личный контакт очень важен, многое строится, конечно, на личных отношениях. Сомнений у меня нет никаких. Как в истории с покупкой коляски, о которой я рассказала, я всегда четко понимаю, что мы делаем и для чего.
Как частный жертвователь я откликаюсь тоже на просьбы. И это всегда известные организации, либо люди, о которых я знаю, пусть даже от знакомых.

- Бывает в их добрых делах людей останавливает понимание, что их вклад очень небольшой.

- Даже самый небольшой вклад бывает важен. У нас есть социальный бюджет в компании, и мы переводим эти деньги на разные социальные инициативы. А бывает, что мы хотим сделать подарки детям в саду, и тогда я могу попросить сотрудников пожертвовать посильную им сумму, пусть самую небольшую. И я им пишу, что пожертвовать можно по силам. Потому что из небольших сумм и складывается та, которая позволяет купить что мы задумали. Очень важно, чтобы человеку его вклад был под силу. Когда человек что-то делает сверх своих возможностей, то неизбежен элемент выгорания.

«Благотворительность – лучший пример тимбилдинга»

- А что-то меняется внутри компании, когда она начинает помогать?

- Да, я вижу, как меняются люди вокруг меня внутри компании. Они становятся более вовлеченными, это влияет на лояльность компании.

В моей личной команде в отделе обучения у сотрудниц не было опыта участия в волонтерской деятельности, который был у меня. Когда мы провели первые мастер классы для мам онкобольных детей, мои девочки впервые столкнулись лицом к лицу с человеческой болью. Вы не представляете, какой это был для них инсайт. И они говорили: «Юлия, мы думали, что чужое горе где-то далеко, оно не имеет к нам отношения. Кто-то другой придет и решит все – государство или фонды». А когда ты с этой болью соприкасаешься и видишь, что она совсем рядом на самом деле, не откликаться уже невозможно. И с людьми произошло неимоверное преображение. 

AT0T2990.jpg

Я рассказываю про соцпроекты на наших конференциях, информирую сотрудников о нашей помощи. Многие потом подходят и говорят: «Юлия, спасибо, вы дали нам возможность помогать». Когда люди участвуют в помощи, их жизнь тоже наполняется смыслом.

Сейчас много говорят про тимбилдинг. Да, можно выезжать на мероприятия, вместе прыгать на батуте, наверное, и это укрепляет связи между людьми в компании.

Но для меня благотворительность - это лучший пример тимбилдинга. Когда люди связаны общими ценностями, это очень укрепляет доверие сотрудников в отношении компании. Для работодателя, для собственника бизнеса это очень важно.

Ведь можно сколько угодно декларировать иерархию ценностей, миссию компании озвучить, но эффекта не будет, если все это – формальный набор. Если мы говорим про уважение к людям, детям, то оно должно проявляться через конкретные действия. У людей, которые работают в компании, появляется внутреннее удовлетворение. Потому что любой человек понимает, что если его компания заботится о других, значит, она выступает гарантом того, что и с ним все будет хорошо.

Поэтому, с одной стороны - помогая, мы отдаем деньги. Но наряду с этим прорабатывается очень много позитивных, по-настоящему важных для компании вещей. Если компания помогает, она всегда будет в выигрыше в плане бизнеса.

- В сфере благотворительности есть люди бизнеса, которые Вас вдохновляют и являются примером для Вас?

- Для меня это основатель брэнда Clarins Жак Куртен-Кларанс. Благодаря таким людям социальная ответственность будто встроена в ДНК брэнда. Они не разделяют вообще бизнес и благотворительность. В мировой практике огромное число проектов, которые сейчас поддерживает Кристиан Куртен-Кларанс. Это и благотворительность, и забота об экологии. Мы продаем и одновременно думаем, что мы можем на эти деньги организовать какой-то проект или провести благотворительную акцию. В Clarins есть две ключевые темы – это природа и дети. Я хорошо помню слова Кристиана о том, что ему не все равно, какой мир мы после себя оставим и в каком мире буду жить наши дети. Мне очень близка такая позиция.

Мы часто встречаемся, обсуждаем рабочие вопросы. Когда встал вопрос о том, чтобы в России делать какие-то локальные проекты, акции нам дали карт-бланш и сказали – да, пожалуйста, делайте. Понимаете, это такой стиль жизни - вести бизнес и при этом обязательно помогать.

                                                                                                                  Беседовала Юлия Семенова



В ближайшее время читайте на нашем сайте еще одно интервью с Юлией Верезей, в котором она расскажет о своем опыте приемного родительства. Окончив в 2014 г. школу приемных родителей в Центре семейного устройства Марфо-Мариинской обители Юлия усыновила замечательного мальчика Давида.

Развивающий центр для детей с ДЦП «Елизаветинский сад» является совместным проектом Марфо-Мариинской обители милосердия и православной службы помощи «Милосердие». Вся его деятельность, направленная на помощь детям с тяжелыми формами ДЦП и их семьям, осуществляется на пожертвования. Вы тоже можете помочь «Елизаветинскому саду», перечислив любую сумму

на компы_п2.png






Возврат к списку

© 2014-2020. Все права защищены.
Марфо-Мариинская обитель милосердия. Официальный сайт.

119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom@mmom.ru