Савва Ямщиков: Мое посвящение в реставраторы произошло в стенах Марфо-Мариинской обители на Большой Ордынке

25.10.2017
Савва Ямщиков: Мое посвящение в реставраторы произошло в стенах Марфо-Мариинской обители на Большой Ордынке

С 19 марта 1945 года по 2006 год в Покровском соборе Марфо-Мариинской обители милосердия размещались Государственные центральные художественно-реставрационные мастерские при Комитете по делам искусств (ГЦХРМ), одним из сотрудников которых был заслуженный деятель искусств, председатель Ассоциации реставраторов России Савва Васильевич Ямщиков (1938-2009). Приводим его воспоминания, опубликованные протоиереем Михаилом Ходановым в книге «Преподобномученица Елисавета Феодоровна и ее Обитель» (М., 2016). 

«Мое посвящение в реставраторы – профессию, которую считаю одной из самых интересных областей созидания и познания истории Отечества – произошло в стенах Марфо-Мариинской обители на Большой Ордынке. Последующие четверть века, проведенные в реставрационных мастерских Марфо-Мариинской обители, – лучшая часть моей жизни. Любимая работа, замечательные люди, трудившиеся рядом, сочетались с монастырским прошлым, словно растворенным в самом воздухе Обители. Тихая пешеходная Ордынка, утопавшая в густой зелени лип; почти первозданно сохранившееся Замоскворечье, по которому на велосипеде добирался с Павелецкой набережной в альма-матер, вспоминаются нынче все чаще и чаще, являясь в сказочных снах. Рядом – Третьяковская галерея, где одна из главных знатоков иконописи, дочь владельца самых крупных дореволюционных иконописных магазинов Е.И. Мнёва (Силина) проводила с нами занятия по атрибуции древних иконных образов. Нередко водила она нас и в мастерскую П.Д. Корина, что рядом с Новодевичьим монастырем – знакомиться с уникальными иконами из его собрания.

Первые десять лет моей работы в реставрационном Центре– это практическая реставрация икон, укрепление красочного слоя, расчистка многослойных записей, тонировка, расслоение записей разных веков. В отделе иконописи Центра работали в основном преданные реставрации подвижники – от потомственных семей, уроженцев Палеха и Мстеры, до выпускников художественных институтов, профессионально-технических училищ и начинающих искусствоведов. К сожалению, этих людей остается все меньше и меньше. Годы и болезни берут свое. Были на Ордынке и люди, считавшие, что не они должны делу возрождения древней иконописи, а сами памятники обязаны им своим существованием. В любом раю – говорю это, конечно же, образно, а не с богословской точки зрения – найдется свой Вельзевул, способный и саму святость обратить в средство к самовозвеличиванию, ведущему зачастую к гибели доверенных ему шедевров.

Не везло нам только с директорами. Почти все они, за исключением С.П. Сидорова, были выхолощенными безликими чиновниками с партбилетами, которые заменили им совесть и любовь к порученному делу. Целую книгу можно написать об их деяниях и, поверьте, она не уступит по остроте рассказов о мрачных нравах горе-начальниковщедринского «Города Глупова». Один из таких «мудрецов» заставил дворника к 50-летию Октября спилить двуглавых орлов с ручек Покровского храма, а на следующий день вышел том истории русского декоративного искусства, где эти орлы красовались в репродукциях. Сей же «муж злой и глупый» уволил с работы художественного руководителя Центра П.Д. Корина за нерегулярное появление на служебном посту.

Ушел я из милого Покровского храма на Ордынке во Всесоюзный институт реставрации из-за таких вот вельзевулов и глуповцев. Но хватит – не хочу более о грустном. Подытоживая сказанное, следует отметить, что за время работы во Всероссийском реставрационном центре мною было выпущено немало альбомов, книг, каталогов и статей, вошедших в основной фонд истории изучения древних икон.

На новом месте во Всесоюзном институте реставрации у меня все сложилось прекрасно, но я все время скучал по монастырскому двору и рабочему отделу, где столы были расположены в трапезной, украшенной блестящей картиной М.В. Нестерова «Путь ко Христу». Тянуло меня к родному гнезду. Хотелось не просто заглянуть сюда на минутку, а прийти по делу и снова почувствовать поддержку стен, так мастерски выложенных А.В. Щусевым и расписанных М.В. Нестеровым. И Господь услышал мою просьбу. В год 100-летия со дня основания Марфо-Мариинской обители были проведены грандиозные работы по воссозданию ее первозданного облика. Меня пригласили проконсультировать реставрационные процессы восстановления ее живописного убранства.

Однажды, войдя в Покровский храм, я увидел вместо наших рабочих клетушек торжественное пространство Дома молитвы и почувствовал присутствие в нем души святой Елисаветы Феодоровны, к мощам которой мне посчастливилось приложиться двадцать лет назад в Гефсиманском саду Иерусалима. Осматривая ордынскую усыпальницу, которую святая княгиня готовила для своего вечного покоя и поручила расписать П.Д. и А.Д. Кориным, я проникался уверенностью, что завещание устроительницы сбудется, и святые мощи ее вновь вернуться в родные стены.

В четвертую седмицу Великого поста этого же года я сподобился исповедоваться и причаститься Святых Тайн в своем любимом храме. Это было ни с чем несравнимое состояние. Когда я вышел на улицу и увидел, как преображается воскресающая святыня, то вспомнил день открытия памятника святой княгине Елисавете, с тонким вкусом и изяществом исполненного В. Клыковым, и еще раз убедился в непреложности Божественного провидения.

То был светлый праздник, ознаменовавший начало воскрешения святыни, возвращение в Обитель ее основательницы и окормительницы».

nl.png np.png

 

Возврат к списку

© 2014-2016. Все права защищены.
Марфо-Мариинская Обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom.pokrov@gmail.com