Крестовые сестры: между монашеством и делами милосердия

23.10.2015
Крестовые сестры: между монашеством и делами милосердия Настоятельница Марфо-Мариинской обители милосердия игумения Елисавета (Позднякова) рассказала о том, почему обитель стала монастырем, и об устроении в обители особого сестринского служения на основе идей преподобномученицы Елисаветы Феодоровны.


— Почему Марфо-Мариинская обитель стала монастырем?

— Раньше у Марфо-Мариинской обители не было какого бы то ни было определенного статуса. При жизни преподобномученицы Елисаветы и после ее смерти до закрытия обители в 1926 году статус обители так и не был определен. У великой княгини было свое видение особого устройства обители, но его не успели утвердить. Вопрос обсуждался на комиссии по церковной дисциплине, решение было принято утвердительное. Решение комиссии передали на утверждение Поместному Собору 1917 года, но в связи с досрочным закрытием Собора этот вопрос так и не был рассмотрен. После 1992 года, когда обитель была вновь открыта, она имела статус Патриаршего подворья. Патриарших подворий тогда было очень много в силу того, что церковные здания было легче вернуть Церкви, если отдать их в ведение Патриарха. Поэтому, строго говоря, определенного статуса у обители не было никогда.

В наше время этот вопрос — что представляет собой Марфо-Мариинская обитель милосердия — снова стал актуальным. Когда мы пришли сюда, мы стали думать — а кто же мы такие? Святейший Патриарх Кирилл тоже об этом думал. Мне кажется, что он, наверное, посчитал, что сегодня не время вводить какие-то новые институты в жизнь Церкви, даже если такие институты и существовали в древней Церкви. Если даже в нерушимой, как тогда казалось, Российской империи многие неоднозначно отнеслись к желанию Елизаветы Федоровны создать в Марфо-Мариинской обители общину диаконисс, то сейчас этот вопрос является еще более сложным. В наше время люди более своевольные, и если в Москве будет принято решение восстановить институт диаконисс, то где-нибудь на Камчатке это вполне может выродиться в еретическую общину наподобие общин пастора Флиднера. В середине XIX века протестантский пастор Теодор Флиднер организовал множество диаконических общин, которые впоследствии послужили основанием для возникновения современного женского священства у протестантов. Это очень опасно. А монашество, напротив, является традиционной формой женского церковного служения. Видимо, поэтому Святейший Патриарх Кирилл и Священный Синод решили придать нашей обители статус монастыря.

Со своей стороны мы постарались подробно ознакомить Святейшего Патриарха Кирилла с идеями великой княгини Елизаветы Федоровны по устройству обители. Об этом я неоднократно писала в письмах и представляла на рассмотрение Первосвятителю. Сообразуясь с этим, 30 мая 2014 года Священный Синод принял решение преобразовать Марфо-Мариинскую обитель в ставропигиальный женский монастырь с сохранением уклада, заложенного великой княгиней.

— Что за особый уклад, заложенный великой княгиней?

— Обитель стала монастырем, но не совсем обычным. Этот монастырь сохраняет все те особенности, которые хотела здесь видеть святая преподобномученица Елисавета. Главным желанием Елизаветы Федоровны было совместить в обители служение ближним с созерцательным служением Богу, то есть глубокой и сосредоточенной внутренней молитвенной жизнью. Для этого княгиня обратилась сначала к уже существовавшим на тот момент институтам женского служения — монашеству и сестринскому служению. Ни то, ни другое великую княгиню не устроило. Монашество — это очень возвышенный образ жизни, но монашество закрыто от людей и поэтому слабо совместимо с социальным служением. Институт сестер милосердия, напротив, был слишком светским. И хотя сестры делали много добрых дел, часто их нравственность не являлась образцовой. Вот почему Елизавете Федоровне хотелось как-то совместить эти два служения. У нее уже было четкое представление, что она хочет видеть в обители, и преподобномученица искала форму, подходящую для воплощения свих идей. Когда в современном ей женском служении великая княгиня такой формы не нашла, она обратилась к истории древней Церкви и нашла там служение диаконисс.

111.jpg

На тот момент великая княгиня уже достаточно долго жила в России и понимала, что идея создания института диаконисс здесь не приживется. Тем более, что Елизавету Федоровну уже тогда упрекали в протестантских идеях и в том, что обитель «какая-то неправославная».

Итак, Елизавета Федоровна обращается к опыту диаконисс, но вкладывает в это служение немного другое понимание, не то, которое было в древности.

Когда в древней Церкви зародился чин диаконисс, в ней еще не было монашества. Диакониссами становились такие женщины, которые стали вдовами и хотели свою жизнь посвятить Богу и служению Церкви, уйти от мирских забот. В диакониссы посвящали определенным чином, и они становились служительницами при Церкви. Они жили при Церкви, вели монашеский образ жизни и помогали при совершении таинств, при оглашении, следили за порядком на женской половине храма. Но уже во II веке появляется потребность в служении и у более молодых женщин и девушек. По причине возраста их пока не посвящали в диакониссы, и было решено принимать их на испытательный срок. Эти женщины жили при Церкви, носили особую одежду, подобную одежде диаконисс, но они не несли церковных послушаний, а больше помогали членам общины. Великая княгиня решила взять за образец эту так называемую первую ступень диаконического служения — диаконисс по одеянию.

Елизавета Федоровна хотела, чтобы диакониссы по одеянию носили особую одежду и помогали ближнему. В качестве второй ступени у исторических диаконисс было, собственно, посвящение в диакониссы. Великая княгиня в качестве второй ступени видела монашеский постриг. Для нее это было принципиально. В одном из писем профессору Дмитриевскому она писала, что даже если Синод придет к мнению, что нужно восстановить чин диаконисс в первозданном виде, то она с этим согласится, но это отнимет у них, усталых тружениц, тот светлый маяк, который они для себя видят в принятии монашества. То есть предполагалось, что сестры будут трудиться, а впоследствии смогут принять монашество. Делать сразу монастырь Елизавета Федоровна не хотела, потому что монашество она воспринимала в его исихастской, уединенной форме. Она считала, что монахини не должны выходить в мир и должны молиться вдали от мирской суеты.

Святейший Синод на тот момент не полностью поддержал великую княгиню. В том числе и император Николай Александрович согласился с мнением первоприсутствующего в Святейшем Синоде митрополита Антония (Вадковского) о том, что этот вопрос нужно отложить до Поместного Собора.

Сегодня мы понимаем тот замысел, который великая княгиня хотела реализовать в обители. Я занимаюсь этим вопросом, это тема моего диплома в ПСТГУ.

— Как воплотились идеи преподобномученицы Елисаветы Феодоровны в современной жизни Марфо-Мариинской обители?

— Сегодня мы имеем полностью восстановленную структуру сестричества милосердия при обители, как это задумывалось великой княгиней. Обитель является ставропигиальным женским монастырем, здесь живут по монастырскому уставу 23 монашествующие сестры — монахини, инокини и послушницы. Послушания монашествующих насельниц касаются в основном административной, хозяйственной и богослужебной жизни обители. Иногда к нам приходят девушки, которые только начинают воцерковляться, как правило, они становятся добровольцами. Кроме монашествующих, в обители живут сестры милосердия.

Сестры милосердия делятся на три разряда. Первый разряд — сестры-помощницы. Это сестры, которые в силу каких-то обстоятельств не могут бросить все и жить в обители постоянно, занимаясь только ее заботами и интересами. Эти сестры живут в миру со своими семьями и приходят в обитель исполнять послушания. Силами сестер-помощниц реализуется проект Патронажной службы, то есть сестры помогают подопечным обители за ее пределами, приезжают к старикам, многодетным, детям в 20-й больнице. Сестры-помощницы образуют сестричество, у них есть старшая сестра, они обучаются медицинским навыкам и посещают лекции по духовным предметам; также у них есть совместные Литургии, чаепития. То есть часть их жизни ассоциирована с обителью, и для них это не только социальное служение, но и некоторая духовная поддержка. Сейчас в сестричестве 14 человек. Это женщины разного возраста, есть замужние и незамужние. Для зачисления в сестры-помощницы требуется согласие супруга и отсутствие детей моложе 18 лет. Естественно, что все они верующие церковные люди.

Второй разряд — испытуемые сестры. Эти сестры не имеют семьи, не имеют несовершеннолетних детей и живут в обители, испытывая себя, чтобы впоследствии стать крестовыми сестрами милосердия и посвятить свою жизнь помощи ближним. Испытуемые сестры живут по монастырскому уставу вместе с монашествующими сестрами, но их церковное правило несколько сокращено, а послушания носят социальный характер; они имеют один выходной в неделю. Испытуемая сестра может покинуть обитель в любой момент.

Третий разряд — крестовые сестры. Эти сестры посвящаются по чину, составленному великой княгиней Елизаветой Федоровной совместно с митрополитом Трифоном (Туркестановым). Впоследствии чин редактировался священником Митрофаном Серебрянским и митрополитом Владимиром (Богоявленским) и был утвержден Святейшим Синодом. По своему составу чин похож на чин монашеского пострига и, скорее всего, был разработан на его основе. До сего дня чин совершали епископы. По этому чину крестовые сестры дают обеты служить ближним и посвящаются на определенный срок — год, три года или шесть лет. На это время сестры остаются в обители и не могут самовольно ее покинуть. Крестовые сестры также живут по монастырскому уставу и исполняют послушания, связанные с помощью ближним, имеют один выходной в неделю и месяц отпуска в году.

img04.jpg.1024x800x0.jpg

— Для кого подойдет такая форма служения Богу как сестра милосердия?

— Сестра милосердия, в отличие от монахини, не дает пожизненных обетов и после окончания обета может вернуться и устроить свою жизнь в миру. Это очень полезно для девушек, которые еще не определились с выбором жизненного пути. Во всех женских монастырях знают, что сейчас приходят девушки, которые говорят: «Я не знаю, в монастырь мне идти или замуж. Я вроде в монастырь хочу, а вдруг когда-нибудь замуж захочу?» Для таких девушек нужна возможность поступить в монастырь на какой-то испытательный срок. Наши монастыри такую возможность могут предоставить лишь в малой степени, потому что когда девушка поступает в монастырь, а потом оттуда уходит, это создает психологическое ощущение некоего предательства. А здесь вполне законно можно прийти, побыть в послушании, пожить по монашескому уставу, а потом выбрать другой путь.

Сейчас есть женщины, которые приходят и говорят: «У меня есть время, есть силы и есть желание послужить Богу, но у меня нет возможности совсем уйти из мира. Я хотела бы послужить год, а потом у меня возникнут обязанности по отношению к моим родителям». Это замечательное желание, и если оно искренно, то мы будем рады принять такую сестру. Раньше были люди, которые давали обет, что если Господь поможет им в той или иной жизненной ситуации, то они на год поедут потрудиться в Соловецкий монастырь. Их так и называли «годовики».

Есть девушки, которые говорят: «я хочу послужить ближним», и хотят сначала стать сестрой милосердия, а впоследствии монахиней. Это тоже приветствуется. Есть сестры, которые приходят и желают стать монахинями, но из-за юного возраста или по другим причинам пока не могут этого сделать. Такие сестры сначала становятся сестрами милосердия и занимаются социальным служением. Мы на эту сестру смотрим, и со временем она может принять постриг, когда это будет разрешено.

img03.jpg.1024x800x0.jpg

— Существует предубеждение, что монастырь — это такое место, где живут хмурые, несчастные и неприветливые люди. Что дает сестре милосердия ее служение? Получает ли сестра от этого радость?

— Конечно, монах старается как-то сохранить свое внимание и не глазеть по сторонам, но это не означает, что он должен ходить насупленным и грубо отвечать на обращенные к нему вопросы. Если так происходит, то надо всеми силами бороться с этим. Сестер милосердия это касается вдвойне. Сестра очень много общается с людьми, постоянно погружена в их проблемы, эти проблемы могут возникнуть и днем, и ночью. Поэтому сестра милосердия должна быть радостной. О том, чтобы она была радостной, должна позаботиться игумения. Если сестра в меру молится, в меру трудится и в меру отдыхает, то у нее есть силы быть радостной и веселой. Если при этом у нее все в порядке с совестью, то ее губы сами растягиваются в улыбке.

Если монашество — это образ жизни, то служение сестры милосердия — это все-таки временное служение, своего рода упражнение в доброделании, которое приносит большую пользу. Почему в огромном количестве приходят добровольцы помочь ближним? Потому что это нужно самим добровольцам, это их естественная потребность души. Это служение помогает им почувствовать себя человеком и раскрыться в этом добре. Так же и сестра милосердия, тем более что перед ней стоят более высокие задачи: она пришла исправить себя, исправить свою душу, какое-то время более интенсивно пожить для Бога.

img02.jpg.1024x800x0.jpg

— Что нужно сделать для того, чтобы поступить в обитель?

— Просто прийти в обитель и заявить о своем желании. Можно написать на электронную почту mmom.pokrov@gmail.com. Мы сразу вышлем анкету. Рассмотрев анкету, мы либо пригласим на собеседование, либо не пригласим.


Источник: официальный сайт Московской Епархии г. Москва Русской Православной Церкви
Беседовал Кирилл Миловидов
Фото Кирилл Миловидов

Возврат к списку

© 2014-2016. Все права защищены.
Марфо-Мариинская Обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom.pokrov@gmail.com