Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон: Образ Великой княгини, ее житие – одна из самых удивительных историй, какие только встречаются на земле

17.10.2017
Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон: Образ Великой княгини, ее житие – одна из самых удивительных историй, какие только встречаются на земле

Председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, руководитель православной службы помощи «Милосердие» епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон рассказал в интервью для сайта Марфо-Мариинской обители о взаимодействии с Обителью в рамках социальных и благотворительных проектов и дал советы как вести духовную брань.

– Сегодня большая часть социальных и благотворительных проектов Марфо-Мариинской обители реализуется совместно с православной  службой помощи «Милосердие», руководителем которой Вы являетесь. Можно ли сказать, что на добрые дела в крупном масштабе Вас вдохновила преподобномученица Великая княгиня Елисавета Феодоровна?

– О подвиге Елисаветы Феодоровны я впервые узнал, прочитав книгу Л. Миллер «Святая мученица Российская Великая княгиня Елизавета Феодоровна», которая меня потрясла. Образ святой преподобномученицы не мог не вызвать во мне величайшего уважения, восхищения и любви. Я очень благодарен Богу за то, что когда я только начинал заниматься больничным служением, 5 ноября 1990 года нам впервые вместе с сестрами милосердия, после Литургии и молебна в Николо-Кузнецком храме, удалось отслужить панихиду по преподобномученице в Марфо-Мариинской обители. Елисавета Федоровна тогда еще не была прославлена в лике святых, поэтому служили панихиду. Для меня это был очень важный день и знаковое событие, после которого мы каждый год вместе с нашим училищем сестер милосердия начали посещать Марфо-Мариинскую обитель. Я стал свидетелем того, как она возрождалась, был знаком с ее первыми настоятельницами: и с матушкой Елизаветой (в миру Майей Николаевной Крючковой, с которой, когда она еще работала на радио, мы вместе делали радиопередачи), и с Натальей Анатольевной Молибога.

Когда мы писали утраченные иконы для иконостаса больничного храма, то с одной стороны изобразили нашего небесного покровителя – св. благ. царевича Димитрия, а с другой – святую преподобномученицу княгиню Елисавету. Ее образ, ее житие вдохновляли наших сестер милосердия, всех первых сестер нашей общины, которую мы даже хотели назвать в ее честь, но Святейший Патриарх Алексий благословил нам называться сестричеством во имя царевича Димитрия, поскольку наша община формировалась при храме св. благ. царевича Димитрия. Но, конечно же, связь с Марфо-Мариинской обителью всегда сохранялась, с великой любовью, страхом и благоговением мы туда приходили. Появившаяся вскоре возможность совершать там Литургию стала для меня большой радостью.

Во время пребывания на Святой Земле я поклонялся мощам святой преподобномученицы, читал историю ее прославления и, изучая связанные с ней материалы, все больше и больше убеждался, что это одна из величайших русских святых. Хотя по происхождению она немка и говорила по-русски с акцентом, но, конечно же, она прославила нашу Церковь. В годы, когда люди отступали от Церкви, уходили от Бога, она, придя к Православию, совершила великий подвиг жертвенной любви. И все ее дни, кончина, подвиги, труды – это невероятное, удивительное житие, которое еще будет вдохновлять очень многих. Это житие, вначале похожее на какую-то сказку: принцесса из маленького княжества приезжает в Россию и становится женой одного из близких родственников великого русского царя! Казалось бы, жизнь Великой княгини должна оказаться благополучной, но вот происходят: смерть ее супруга от руки террориста Каляева, посещение ею убийцы мужа в тюрьме и его прощение, ее собственная мученическая кончина от рук революционеров-безбожников. Невероятная, удивительная судьба!

В следующем году мы будем вспоминать столетие со дня убиения Великой княгини 18 июля 1918 года. Этот день, как и дата обретения ее мощей – 11 октября, всегда были для нас очень значимыми. Мы даже испрашивали у Святейшего Патриарха Алексия благословение совершать 11 октября, в день обретения мощей Великой княгини, богослужение в освященном в ее честь домовом храме. Этот храм мы создали в небольшом здании, где одно время находилось общежитие для наших сестер милосердия. И Святейший Патриарх благословил совершать в этот день такую службу «только в нашем храме», что мы и делали с начала 90-х годов. А теперь этот день становится общецерковным праздником, с которым в этом году соединяется еще и 25-летие возрождения Марфо-Мариинской обители – еще одно знаменательное событие.

Последние несколько лет, когда Святейший Патриарх Кирилл благословил мне помогать в социальном служении Обители, для меня также очень значимы, и я очень благодарен за это Святейшему Патриарху. Потому что быть в Обители, продолжать дело Великой княгини, помогать собранным там сестрам утверждаться в вере делами любви – очень ответственная, почетная и радостная задача. И когда игуменьей там стала выпускница нашего Свято-Димитриевского училища, наша связь с Обителью еще более укрепилась, и я очень рад, что мы теперь так тесно связаны, что все оказалось промыслительно.

Удивительно еще и то, что первый раз мы пришли в храм св. благ. царевича Димитрия и помолились там вместе с батюшками, моими друзьями – о. Владимиром Воробьевым, о. Александром Салтыковым, о. Димитрием Смирновым – именно в день рождения Великой княгини Елисаветы – 1 ноября, причем мы об этом тогда не знали. Не знали и о том, что день ее рождения совпадает с днем рождения царевича Димитрия, который также празднуется 1 ноября. Такое знаменательное совпадение также всегда нас очень радовало и утверждало в вере, что св. преподобномученица помогает нашим сестрам милосердия, которые ей молятся и стараются брать с нее пример. И, конечно же, для нас очень значимо и глубоко промыслительно, что первая молитва в нашем больничном храме совершалась в день ее рождения.

– Сколько лет длится Ваша дружба и сотрудничество с Обителью Великой княгини?

– Первый раз мы с сестрами побывали в Обители, когда она была еще закрыта. В 1990 году я впервые оказался там в храме, то есть уже 27 лет прошло с момента первого посещения. И затем, при разных настоятельницах, мы с сестрами бывали там ежегодно.

– Что для Вас значит Марфо-Мариинская обитель милосердия? Как бы Вы охарактеризовали ее феномен?

– Для меня Марфо-Мариинская обитель милосердия являет собой удивительный мир красоты, покоя, радости и тишины в центре Москвы. В Обители любят бывать многие москвичи, там совершаются значимые праздники, связанные с благотворительностью. Феномен ее можно охарактеризовать тем, что Великая княгиня Елизавета соединила западную традицию благотворительности с православной духовностью. Она приехала к нам из Германии и привнесла новые формы благотворительности, восприняв дух Православия. Замечателен также и тот факт, что первую службу святой преподобномученице написала сестра нашей общины Ольга Комарова, и эта служба затем была опубликована в Минее.

– Мы видим, что современный человек очень уязвим от помыслов, вплоть до психических заболеваний. Является ли это следствием сугубо духовных причин или это связано с физической немощью современного «цивилизованного» человека? Если первое, то в чем главная причина неуспеха в духовной брани современного человека?

– Состояние современного человека зависит от многих факторов. Главная причина его неудовлетворенности, подверженности унынию и депрессии связана, прежде всего, с ослаблением или потерей веры, с забвением о Христе. Но, конечно же, все это отягощается еще и неправильным устроением современной жизни: огромным количеством информации, суетой, скоростью этой жизни, малоподвижностью человека. Все эти причины между собой взаимосвязаны, влияют одна на другую, поэтому современный человек так слаб.

– В продолжение первого вопроса: если современный человек так слаб, что не может вести полноценную духовную брань с помыслами, и порой даже верующий очень далек от настоящей духовной жизни, о которой говорят святые отцы, то как человеку спастись?

– Святые отцы говорят, что в последние времена люди будут спасаться благодушным перенесением скорбей. Наверное, эти времена еще не наступили, а может быть, мы в них уже входим. Святые учили, что в последние времена не будет таких подвигов, как у великих подвижников древности, но в подвиг станет вменяться благодушное перенесение скорбей. Терпение и благодушие в скорбях очень важны для спасения.

– Бог есть Любовь, но множество людей далеки от Него, в том числе в силу таких причин, как рождение в иной религиозной традиции, бывают и другие объективные причины. Как примирить в своем уме тезис о Божественной любви с очевидностью того, что многие люди, возможно, так никогда и не найдут дороги к своему Создателю?

– Мы верим в любовь Божию, в мире же она проявляется по-разному. Но я считаю, что думать о том, как спасутся другие люди, очень неблагодарная задача. Душа другого человека – потемки, и мы не знаем, что с ней происходит: как человек живет, что переживает, как умирает… Мы можем только о себе что-то говорить в этом случае и за себя отвечать.

– Что бы Вы пожелали Марфо-Мариинской обители милосердия в связи с 25-летием возрождения?

– Я бы пожелал, чтобы в Обители всегда присутствовал дух любви, всегда сохранялась удивительная во всем красота, заложенная еще преподобномученицей, которая сама была невероятно красивой и творчески одаренной личностью. Хотелось бы, чтобы об Обители и ее святой основательнице узнало как можно больше людей, потому что образ Великой княгини, ее житие – одна из самых удивительных историй, какие только встречаются на земле. Иногда о святых мы мало что знаем, совсем немногое можем рассказать. Но ее житие – удивительное по своей красоте, по неожиданности происходивших в нем событий, описано довольно подробно и служит добрым примером для всех нас.

Беседовала Наталия Федотова

Возврат к списку

© 2014-2016. Все права защищены.
Марфо-Мариинская Обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom.pokrov@gmail.com