Большой проект Великой княгини Елисаветы Феодоровны

30.08.2017
Большой проект Великой княгини Елисаветы Феодоровны

Анализируя опыт преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Феодоровны по созданию Марфо-Мариинской обители милосердия – уникального благотворительного проекта в России начала XX века, можно выделить его основополагающие моменты.

Насельницами Марфо-Мариинской обители Елисавета Феодоровна хотела видеть сестёр, которые имели желание посвятить себя на служение Богу и ближним. При этом у них была возможность, дав обет на определённый срок, по его окончании вернуться в мир и, возможно, создать семью. Если впоследствии сестра принимала решение остаться в Обители, то таковая давала пожизненный обет, а потом могла принять монашеский постриг. Для женщин, имеющих семью, но желающих послужить нуждающимся, в Обители тоже находилось место – в числе сотрудниц1. В дальнейшем планировалось отсылать некоторых обученных и способных сестёр в другие губернии для создания там отделений Обители.

Таким образом, Великая княгиня Елисавета Феодоровна задумала большой проект, который, во-первых, предоставлял возможность участвовать в церковном служении милосердия всем категориям женщин, во-вторых, позволял им получить качественное основное или дополнительное образование (религиозное, медицинское, педагогическое и др.), а  в-третьих, оказывал помощь большому числу нуждающихся.

Согласно Уставу, сёстры в Обитель принимались православные, крепкого здоровья, грамотные2. Большинство насельниц Обители были из простых сословий, что вполне оправданно – ведь тяжёлая физическая работа сестры милосердия требует выносливости, которой не всегда хватает девушкам знатного происхождения. А для девушек из простых и бедных семей, которые из-за крайней нужды должны были кое-как подрабатывать на подённой работе и тем самым хоть немного помогать своим семьям, возможность поступить в Обитель на полное содержание и с перспективой получения достойного образования должна была стать очень привлекательной. Так, Прасковья Тихоновна Петрова, будучи шестым ребёнком в бедной крестьянской семье, была взята на воспитание святой преподобномученицей Елисаветой. В Обители она получила образование, а впоследствии стала супругой художника Павла Дмитриевича Корина3.

Великая княгиня создала в Марфо-Мариинской обители максимально благоприятные условия для дальнейшего социального определения таких девушек. Сёстры, поступая в Обитель, обеспечивались бесплатным проживанием, едой и одеждой. Обширная образовательная программа была рассчитана на учащихся самого разного уровня: одних учили грамоте, арифметике и азам домоводства, других начальным медицинским навыкам, третьи получали серьёзную медицинскую подготовку, четвёртые готовились быть преподавателями школы при Обители.  При этом сёстры не принимали монашеского пострига и имели возможность в любое время покинуть Обитель и устроить жизнь по-своему. Как известно, если какая-то сестра бедного сословия выходила замуж, то таковая получала от Обители хорошее приданое<…>

Помимо девушек из простых сословий, в Обитель поступали и дворянки, но различий между ними не делалось, все жили в равных условиях. После общего для всех первоначального испытания  сёстры определялись на послушания, к которым у них были способности4.

Многочисленные благотворительные начинания Обители были вызваны к жизни реальными потребностями общества. Великая княгиня получала большое количество писем и различного рода обращений с просьбами о помощи, и в зависимости от потребностей, изложенных в этих просьбах, в Обители формировались те или иные направления благотворительности5.

Важной составляющей Обители по замыслу святой основательницы должен был стать монашеский скит, для размещения которого Елисавета Феодоровна ещё в 1908 году купила в Подмосковье, недалеко от села Архангельское, участок земли. Предполагалось, что престарелые и довольно потрудившиеся в Обители сёстры смогут удаляться в этот скит и там принимать монашеский постриг, чтобы в тишине и молитвенном  уединении подготовиться к переходу в вечность. Материалы источников позволяют заключить, что Великая княгиня очень любила монашество и сама желала окончить свою жизнь в монашеском чине6. В переписке Елисаветы Феодоровны с разными людьми многократно встречаем сравнение устройства Обители с монастырским укладом<…> Всё это наводит на мысль, что если бы не глубокое убеждение Великой княгини в том, что монахиням не следует заниматься социальной деятельностью, то, скорое всего, проблемы с формой устройства Марфо-Мариинской обители не  возникло бы<...>

Великая княгиня Елисавета, будучи человеком цельным и исключительно честным, не считая возможным смешивать монашескую жизнь и активное социальное служение, создала новую форму женского служения, которая гармонично сочетала в себе монашеское устроение с социальной работой и не противоречила  убеждениям основательницы.  Жизнь сестёр в Обители в целом была подчинена общежительному монашескому уставу. В отчётах о деятельности Обители за разные годы находим чётко сформулированное разделение между «духовной жизнью Обители» и «деятельной жизнью Обители». Каждая из этих составляющих рассматривается в отдельной главе, но уточняется, что «духовно-молитвенная деятельность» является приоритетной: «Жизнь Обители распадается на два круга, взаимно переплетающихся, – одна сторона жизни обнимает собою внутреннюю духовно-молитвенную деятельность Обители, другая же внешнюю деятельность – самое служение милосердию в различных формах»7.

…Результатом правильной духовной жизни было то, что большинство сестёр не собирались покидать Обитель, хотя имели такую возможность. Они не ушли из Обители ни после мученической кончины Елисаветы Феодоровны, ни оказавшись перед опасностью ареста. Более того, их вера и верность заветам своей святой настоятельницы давали им силу не оставлять помощи нуждающимся, а потом и заключённым священнослужителям. Так, в заключении 6-го отделения СО ОГПУ, составленном перед закрытием Обители, было отмечено: «Особо поставлено у них дело помощи высланному и арестованному духовенству, причём в этой своей деятельности они достигают значительных результатов»8.

Иг. Елисавета (Позднякова Е.В.) Служение сестёр Марфо-Мариинской обители милосердия: Замысел основательницы и его реализация на разных исторических этапах: диплом. Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет. М., 2016. С. 72-77.

facebook-667456_640.png vk_logo_small_blue.png

Примечания

1 Устав Марфо-Мариинской обители милосердия. М.: Синодальная типография, 1914. С. 8-9.
2 Там же. С. 11.
3 Студнева Е.Ю. Павел и Паша. О давней беседе автора с вдовой художника Павла Дмитриевича Корина (1892-1967) Прасковьей Тихоновной Кориной (1900-1992)./ Московский журнал. История Государства Российского. Изд.: ОАО «Редакция газеты «Вечерняя Москва». №3 (290) Март, 2015.
4 Павлова Г.П. Воспоминания о Александре Милеевой. // О диакониссах Москвы. Публ. Максимовой Л.Б. // Мера. – 1995. – №4. С. 147.
5 Отчёт Марфо-Мариинской обители милосердия за 1914 год. М.: Синодальная типография, 1915. С. 7-8.
6 Письма преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Феодоровны. Сост. Коршунова Т.В., М.: Православное сестричество во имя преподобномученицы Елисаветы, 2011. С. 174.
7 Отчет Марфо-Мариинской обители милосердия за 1914 года. М.: Синодальная типография, 1915. С. 5.
8 Христофоров В.С. О закрытии Марфо-Мариинской обители милосердия // Вестник церковной истории. – 2008. – № 1(9). С. 135.

 

Возврат к списку

© 2014-2016. Все права защищены.
Марфо-Мариинская Обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom.pokrov@gmail.com