Поучение о послушании

16.11.2015
Поучение о послушании Из Поучения о послушании схимонаха и пустынножителя Зосимы Верховского предавшимся ему по Богу в духовное окормление сестрам общежительной Троицкой Одигитриевой пустыни, устроенной им самим.

Слово 2. О первоначальном иноческом основании

Который отец приемлет к себе в сожитие учеников, но не с таким наблюдением, как поступали святые отцы с первоначальными, то отнюдь не увидится истинного монашества, но произойдут только между аввою и учениками ломка, споры и всякое несогласие. Но чтобы избежать такой беды и напасти, то не должен отец принимать брата в свое управление, пока брат окажет веру свою ко отцу и усердие многими молениями и слезами, которые есть, если истинно так верует, что не собою, но отеческим руководством составится его спасение.
Второе: чтобы брат обещался отцу быть во всем откровенен, отнюдь ничего не утаивая. Такое же истинное его намерение в откровенности познается по тому: если все свои добрые и злые деяния, от юности сотворенные, без всякого сомнения и без зазора и стыда, со всею истинною откроет и расскажет.
Третье: если от всей души со всякою истинною и усердием желает отцу предаться и обещание твердое давать будет пред Богом, чтобы во всем несомненно слушать и повиноваться. Без сих же священных обязательств поистине обе стороны, то есть отец и братия, только могут одни беды, скорби и смущения претерпевать друг от друга, а Бог знает, достигнут ли своего спасения...


Слово 4. О различных свойствах послушания

1. Творит дело с негодованием, роптанием и прекословием. Такой как сам, так и дело его достойно отвержения.
2. Творит повеленное неохотно, с противностью, насилуя себя с молчанием. И этот неприятен.
3. Творит также неохотно, с противностью. Нудит же себя творить охотно, и молчать о своем неудовольствии. Такой, хотя насилует и преклоняет себя повиноваться, этим самым сопротивоборствует врагу, однако внутри обдержится диавольским недугом, потому что не печалится о таком своем страстном состоянии. Еще и это есть знамение недуга душевредного, если не признает себе повинным.
4. Творит не Бога ради, но ради тщеславия и похвалы. Такой прельстился.
5. Творит, чтобы быть любимым отцом и братьями, не помышляя о благоугождении Господу. Такой человекоугодник, не Божий угодник, и чужд Божия воздаяния.
6. Творит повеленное просто, без всякого разума. Такой уподобляется скоту тихому, смиренному и не имущему разума, и остается без награды, а может быть еще и осудится, если научаем и вразумляем от отца и от Святого Писания, с каким мудрованием должен повиноваться: то есть: или грехов ради и страшась муки вечной, или подражая Ангелам и святым, более же Самому Господу Иисусу Христу, послушавшему Отца Своего до смерти крестной. Если ничего же от этого не имея в разуме, просто творит повелеваемое, то как ведущему доброе и не творящему, в грех ему будет.
7. Творит повеленное тоже неохотно и с противностью, но порицает сам себя и скорбит, зачем так сопротивно зрит себя к повиновению, и нудит себя, что бы благосклонно и в точности творить повеленное. Такой, хотя и борим от врага не очищен от страстей, но, однако, уподобляется облаченному в броню и не побеждающемуся от стрел вражиих.
8. Творит охотно и в разуме, слушая и повинуясь во всем, или за грехи свои, или желая угодить Господу, и такой есть богоугоден.
9. Услаждается и утешается самоотвержением, и любит все то, что сопротивно его воли и желаниям. Такой есть близок к бесстрастию.
10. Слыша бесчестие и укорение, но не скорбит и творит охотно и тщательно, и многотрудное до изнеможения. И по исполнении еще слышит укоры и поношение, но терпит без смущения, с благодушием, и готов ко всякому послушанию. Сей делатель есть и достиг бесстрастия.
11. Все такое же терпя, и всячески бесчествуемый, принимающий с радостью всякое поношение, а может быть и биение и безвинное наказание, и все такое, большею любовью к отцу распаляется, как к ходатаю его спасения, и привязывается к нему всем сердцем в неразлучное сожитие. Этот страстотерпец и рачитель любви.
12. На все готов, если в смерть, если в жизнь; отнюдь не сомневается ни в чем об отце своем. Не испытывает ничего, но все повеленное от отца творит охотно, с верою и любовью, и нерасторжным житием пригвождается столько к отцу, что даже в Царство Небесное не хочет без отца войти; это превзошел всех, и совершился в любви, и есть бесстрастен.


Слово 21. О жизни иноческой

Жизнь иноческая есть жизнь покаяния. Но если дел иноческих не творим, то не творим к покаянию, а по этому показывается, что без пользы живем в иночестве.
Как не жалостно и недостойно плача и рыдания, если кто, лишая Сам себя всех житейских сластей, имуществ, славы и наслаждений, от нерадения же своего и от не старания, погубит Царство Небесное и облечется навеки в нищету адскую, когда не обретается никакого ни от кого же помощи, или отрады, или ослабления, но вечное мучение и рыдание! И кого же станет обвинять такой о своем злополучии? Господь человеколюбием Своим призвал его, и тьмы грехопадений его от юности отпустил ему; он же вознеберег о столикой Божией благодати и не перестал исполнять свою злую волю и домогаться о снискании и удовлетворении своих прихотей и пристрастий, противясь иноческим правилам и через то оскорбляя все братство и отца своего духовного. То как не примет большего осуждения и наказания, подобно тому злому рабу, которого повелел Господь, связав руки ноги, бросить в темницу, пока не воздаст последний кодрант, поскольку он, восприявши от Бога великое отпущение долгов, не оставил взыскать свои худые и малые, и тем озлобляет ближнего. Так и от такого нечувственного взыщутся не только монашеские грехопадения, но и все прежние творимые им от юности, за презрение благодати Божией и иноческого звания.
Святые же отцы наши не так, но во всей жизни своей оказывали вышеестественные подвиги. Мы же может быть в конце жизни уже обретаемся, но и тут еще нерадим и от легких и удобных дел отрицаемся. Они за любовь Божию питались безотрадно суровейшими снедями и только в некие благословные времена касались мало чего сладких. В прочее же время постились и претерпевали до тех пор, пока в конец изнемогали, и кроме воды иного пития не вкушали во всю седмицу. К тому же еще трудились во всенощных бдениях, стеснялись в долулежаниях, утомлялись в продолжительном молении. Иным словом, все законы иноческие с превосхождением совершали, так как от распаления любви и горячего рвения своего к Богу, все за сор вменили и нерадели о плоти сей. Так же и в послушании терпели безрассудно; подобно скотам, на всякое служение покорялись без прекословия, и творили, как рабы, ни более ни менее заповеданного. О том только все старание полагали, чтобы творить все в угодность и по воле духовного отца своего, потому что верили, что бываемое послушание к отцу вменяется, как повинуется Самому Господу Иисусу Христу по Божественному Его гласу: «слушаяй вас, Мене слушает». Поэтому по повелению отца без сомнения и в огнь и в воду ввергались, и к диким зверем неустрашимо ходили, и во многих неподобных заповеданиях отнюдь не противоречив творили, как то: сухой кол поливали, веревку многократно расплетали, столпы в церкви преклоняли, другие же не ели пока сам отец не скажет и не повелит есть и пить. Потому что, единожды предав отцу свою душу и тело, уже сами над собою уже не имели власти, и своим мнениям не следовали. Поэтому в конец умерщвлена была в них свои воля и рассуждение, и все прихоти, страсти и пожелания.


Источник: monasterium.ru


Возврат к списку

© 2014-2016. Все права защищены.
Марфо-Мариинская Обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom.pokrov@gmail.com