Давайте скажем «анафема» вражде и войнам. Игумения Серафима (Читанава)

23.06.2015
Давайте скажем «анафема» вражде и войнам. Игумения Серафима (Читанава)

15 июня 2015 года, в день Ангела настоятельницы московской Зачатьевской женской обители, поздравить игумению Иулианию приехала игумения Серафима, настоятельница монастыря Великомученицы Варвары в Тбилиси.

По благословению грузинского Патриарха Илии II игумения Серафима в течение нескольких лет помогает заключенным, отбывающим наказание в тюрьмах под Орском. При ее участии 25 заключенных грузин переведены в исправительные учреждения Грузии, нескольких человек отпустили досрочно. Но в орских тюрьмах игумению полюбили не только земляки. Узники разных национальностей теперь считают ее своей духовной матерью, обращаются к ней за советом и помощью, ведь и сама матушка, и ее духовные чада верят, что любовь и сострадание могут изменить сердце даже очень жестокого человека.

По просьбе настоятельницы Зачатьевского монастыря накануне дня памяти св. блгв. кн. Иулиании Вяземской игумения Серафима привезла в обитель мантию св. Гавриила (Ургебадзе) и скуфью прп. Андроника (Лукаша) для поклонения паломников. И уже во время пребывания в монастыре узнала, что игумения Иулиания – дочь протоиерея Глеба Каледы, известного московского пастыря, посещавшего камеры смертников в 90-е годы. Так Милосердный Господь промыслительно устраивает встречи людей, которые нужны друг другу. Мы же поговорили с игумений Серафимой о ее духовном пути, послушаниях и о том, как важно людям хранить мир и любовь.

– Матушка, расскажите, пожалуйста, для чего Вы приехали в Россию? Ведь сейчас, наверное, не так просто получить визу к нам.

– По благословению грузинского Патриарха Илии II я привезла с собой святыни для недавно открытого женского монастыря во имя Иверской иконы Божией Матери в Орске, а также для заключенных тюрьмы ИК-5 в Новотроицке под Орском. В подарок монастырю мы написали икону св. Гавриила (Ургебадзе), и Патриарх приложил к ней частички мощей нашего святого. Даже в Грузии пока еще нет частичек мощей старца Гавриила, а у орчан уже есть. Икона и святыни переданы обители.

Патриарх также предложил мне привезти в Россию мантию св. Гавриила (Ургебадзе) и скуфью преподобного старца Андроника (Лукаша), чтобы русские люди смогли приложиться к святыням. Более двух месяцев я находилась на Урале, потом посетила Дивеево, а теперь привезла святыни в Москву. Я хотела доставить их в грузинские храмы, чтобы мои соотечественники, которые живут и работают в столице России, помолились своему святому. Но к мантии хотят приложиться не только грузины, поэтому я все еще здесь. И, конечно же, я просила благословения Патриарха на эту поездку для того, чтобы повидаться со своими заключенными.

– С чего начались Ваши отношения с заключенными в Орске? Почему Вы решили посещать их?

– Несколько лет назад в Грузию приехал духовник из Орска протоиерей Сергий Баранов. Вы, наверное, знаете, что в музее Зугдиди находится хитон Пресвятой Богородицы, который принадлежал последнему правителю Западной Грузии – Левану Дадиани. Каждый год 15 июля мы отмечаем праздник хитона Царицы Небесной. В этот день со всего мира сюда съезжаются паломники, чтобы приложиться к хитону, который выносят из музея. Отец Сергий тоже хотел поклониться этой святыне, и в Патриархии меня попросили, чтобы я помогла ему. Так мы познакомились, а потом еще несколько дней после праздника отец Сергий пробыл у меня дома. Узнав о моем горе (у меня погиб сын, а через некоторое время я похоронила и мужа), батюшка сказал: «Матушка, я хочу стать Вашим сыном, только, если можно, на Урале». Для меня это было большим утешением. Я очень обрадовалась возможности обрести приемного сына, пусть даже и на Урале. Так начались наши отношения.

В позапрошлом году, когда отец Сергий снова приехал в Грузию, он рассказал, что окормляет заключенных в тюрьмах Новотроицка и Соль-Илецка, в числе которых есть и грузины. И мне захотелось написать им, чтобы хоть как-то облегчить участь этих людей. Я написала несколько писем и через батюшку передала в тюрьмы письма и подарки. Спустя пять месяцев отец Сергий перезвонил мне и сказал: «Матушка, я сейчас зачитаю тебе письмо, которое мне передал один заключенный по имени Гиви».

Гиви благодарил меня за сочувствие и писал, как был удивлен, что есть на свете человек, переживающий за людей, которые, хотя и живут, но как бы уже мертвы, потому что отбывают пожизненное наказание. Еще писал, что молится молитвой, которой я научила его (в своем письме я просила каждое утро читать Иисусову молитву). И не только он, Гиви, а еще несколько заключенных договорились (я не знаю, как им это удалось) в 7 утра молиться вместе на грузинском языке. Только вот охранники, услышав непонятный гул (грузины произносили «Господи, помилуй!» вслух), решили, что начинается бунт и вызвали всех на допрос. Заключенные объяснили, что матушка из Грузии в письме просила их молиться и что они не собираются бунтовать. Тюремное начальство было вполне удовлетворено таким объяснением, и всех отпустили с миром.

ослушав письмо, я сказал отцу Сергию: «Пожалуйста, помоги мне оформить визу. Я хочу увидеть всех этих людей: и заключенных, и начальников – всех». Так в прошлом году я приехала в Оренбург, потом в Орск. Это была удивительная поездка. Заключенные встретили меня, как сыновья встречают мать. Многие плакали. Вместе с нами в тюрьму ездил епископ Орский и Гайский Ириней. Каждые субботу и воскресенье в тюремном храме во имя Святого Георгия Победоносца за Литургией причащались не только грузины, но и русские заключенные.

– Помогают ли заключенным беседы с Вами?

– Еще как помогают! Это же материнская беседа. В ней утешение. Я, как мать, стараюсь почувствовать, что нужно человеку. Заключенные звонят мне, спрашивают совета. Один из них, который пономарит сейчас в домовом храме, даже захотел стать монахом. Но ему предстоит провести в тюрьме еще пятнадцать лет, так что ждем решения священноначалия.

Перед моим отъездом заключенные организовали концерт, и один из выступавших сказал со сцены: «Сейчас мы споем песню для матушки Серафимы, которая не только моя матушка, она матушка всех заключенных, всех бандитов, всех воров, потому что она всех нас очень любит и жалеет, и благодаря этому мы становимся людьми». В общем, я стала для орских «зэка» мамой, бабушкой, сестрой... И я действительно люблю этих людей и не могу осуждать их, потому что не знаю, в каких обстоятельствах они находились на момент совершения преступления. Если бы мы появились на свет и жили в тех условиях, в которых жили они, кто знает, каких ошибок мы бы понаделали. Не так ли?

Легко смотреть на другого человека со стороны, но встать на его место намного сложнее. Грузинский режиссер Вахтанг Микеладзе снимает документальные фильмы о заключенных. Посмотрите его картину под названием «Пожизненно лишенные свободы: Отцы и дети». В ней рассказывается об одном человеке по фамилии Тищенко, который вместе со своим сыном отбывает пожизненное наказание. Сейчас ему уже за семьдесят, сыну около сорока пяти. Двадцать лет они находятся в местах лишения свободы. Вы, наверное, помните лихие 90-е, слышали о так называемых «разборках воров в законе»? Тищенко жил на Дальнем Востоке, был «авторитетом». Когда его жена забеременела, она не хотела рожать ребенка, но он сказал ей, что уйдет, если она сделает аборт. Женщина оставила ребенка, родился мальчик. Когда ему исполнилось 23 года, вместе с папой они поехали «на разборку». И, как рассказал сам этот парень, когда они сидели в машине, он увидел, что папу кто-то ударил. Это означало, что отца убьют. И тогда сын вспомнил, что однажды папа спас его жизнь, и решил, что теперь настала его очередь спасти жизнь отцу. Достал автомат и застрелил шестерых человек. Посадили обоих – и отца, и сына.

Да, есть на земле разбойники, но они тоже люди, как и мы с вами, и когда они приходят в себя, переосмысливают свою жизнь, нередко раскаиваются в содеянном, берутся за молитву... Так и Тищенко-отец начал молиться. Афонские старцы, посмотрев фильм о нем, попросили моего отца Сергия: «Напиши нам, батюшка, как он молится. Он читает Иисусову молитву, как будто у него каждый день Пасха». Но ведь это Господь дал разбойнику такую молитву. Мне хотелось бы, чтобы как можно больше людей посмотрели этот фильм и фильм с участием отца Сергия «Литургия», где тоже рассказывается о судьбе Тищенко.

А мы, в свою очередь, должны говорить всем: никто из нас ничего не унесет на тот свет, и поэтому, родные мои, не надо собирать богатство на земле. Нельзя убивать друг друга! Нельзя враждовать! Вражда ничего не приносит людям, кроме боли и слез. Давайте скажем «АНАФЕМА» вражде и войнам. Люди страдают за свои грехи. Дети страдают, вырастая в семьях грешников. Будем же жить в мире и согласии!

– Матушка, расскажите немного о том, как Вы стали монахиней, и о своем монастыре в Тбилиси.

– В монашестве я получила имя Серафимы в честь преподобного батюшки Серафима Саровского, которого я люблю как своего родного дедушку. После гибели сына в 94-м году у меня наступило помутнение, я порвала все иконы и ничего не хотела слышать о Христе. А в 96-м стала опекуншей лаврского студента Антона Канделаки, который теперь уже архимандрит во Франции на грузинском подворье. Платила за его учебу, поездки… В один прекрасный день он приехал ко мне и сказал: «Тетя Ира (это мое мирское имя), вы так много для меня делаете, а я не могу Вас ничем порадовать. Если хотите, я попрошу архимандрита Кирилла (Павлова) помолиться за ваших усопших родственников». Конечно же, я этого хотела, и, конечно же, это был самый лучший подарок, какой только мог сделать мне Антон.

Я передала батюшке письмо, и отец Кирилл ответил мне. Он написал, что будет рад пригласить меня к себе, если я приеду в Москву. Так после 96-го года архимандрит Кирилл (Павлов) стал моим духовником. Земной поклон ему за то, что не погибла душа матери, которая потеряла сына.

Первой книгой, которую подарил мне батюшка, было житие преподобного Серафима. После прочтения я очень полюбила Преподобного, а в постриге меня нарекли Серафимой. Как же это было радостно! Ведь теперь преподобный Серафим каждую минуту находится рядом со мной!

В Дивееве меня тоже очень полюбили. Там я познакомилась с монахинями-схимницами, которые рассказали мне, как в 60-х годах подвизались в Грузии при митрополите Зиновии (Мажуге). Истории, которыми они поделились со мною, имеют историческую ценность для Церкви, и мне еще предстоит обработать и издать их. Эти же схимницы предсказали мне, что по возвращении в Тбилиси мне предложат быть настоятельницей монастыря. И действительно, когда я вернулась домой, меня вызвал к себе Патриарх Илия и сказал: «Я бы хотел, чтобы ты показала свое сердце людям и стала игуменией». Так я стала настоятельницей монастыря Святой великомученицы Варвары в Тбилиси. В нашей обители, кроме меня, подвизаются еще три сестры. Живем мы по городскому уставу. Полунощница начинается в 4 утра, Литургия в 8, в это время в храм приходят прихожане. В качестве правила у нас больше практикуется Иисусова молитва. Сестры занимаются рукоделием, шитьем, канцелярской работой. Монастырь у нас городской. Хозяйства своего нет, только сад. Его Святейшество Патриарх Илия заботится о нас.

Его Святейшество Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II – удивительный человек, так много сделавший для Грузинской Церкви. Он пользуется у грузинского народа огромным уважением. Я рада, что могу передать его любовь и благословение всем русским людям.

Беседовала Екатерина Орлова

Фотограф: Владимир Ходаков

Источник: monasterium.ru


Возврат к списку

© 2014-2016. Все права защищены.
Марфо-Мариинская Обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom.pokrov@gmail.com