Детский психолог Марфо-Мариинского медицинского центра «Милосердие» Маргарита Парамонова: Игра – это правильный и безопасный способ познания мира и себя для ребёнка

18.08.2017
Детский психолог Марфо-Мариинского медицинского центра «Милосердие» Маргарита Парамонова: Игра – это правильный и безопасный способ познания мира и себя для ребёнка

В Марфо-Мариинском медицинском центре «Милосердие» с 2010 года действует Центр реабилитации детей с ДЦП – совместный проект Марфо-Мариинской обители и православной службы помощи «Милосердие». О специфике своей работы в данном проекте рассказала психолог и эрготерапевт Маргарита Парамонова.

– Расскажите, пожалуйста, об особенностях Вашей работы.

– Более ресурсным мне видится вариант, когда я знакомлюсь и начинаю играть именно с ребёнком, и уже в ходе работы выясняю его особенности и имеющиеся ограничения. Начинаю не с медицинской карты, а с человека, так сказать.

Работа психологов, которые занимаются с детьми, чудесна тем, что мы имеем полное право постоянно играть, осознанно, конечно. Играть – это весело, приятно и здорово, а для детей это единственный правильный и безопасный способ познания мира и себя, выстраивания отношений между собой и миром. И если ты работаешь с детьми с особенностями и ориентируешься в понимании того, почему ребёнок сейчас не выполняет что-либо, ты можешь изменить заданные условия, исходя из той или иной ситуации. Вычислив и оценив индивидуальные личностные особенности в дополнение к двигательным, можно постараться организовать среду таким образом, что игра будет оставаться лёгкой и естественной, приводить к поставленным целям, а ребёнок будет включён в процесс.

Одна из основных задач, которые я для себя ставлю - как раз включение ребёнка в более активную позицию. Это, наверное, то, что можно отнести к специфике при работе с семьями, имеющими детей с двигательными и\или ментальными ограничениями. Реальность заключается в том, что такие дети требуют по своему состоянию больше помощи, чем их сверстники. В некоторых случаях у них нет возможности применить самостоятельно даже минимальные бытовые навыки. Чаще всего дети, с которыми я работаю, в большой степени зависимы от окружающих в силу своего основного диагноза. Но более грустная история, на мой взгляд, в том, что с течением лет может выработаться вторичная пассивность. Иногда ко мне приходят  довольно взрослые ребята, которые уже мало чего хотели бы сами. И тогда главная задача будет заключаться как раз во включении их активной позиции, привлечению к совершению выбора, например. Здесь необходима слаженная работа не только психолога с ребёнком, но и с родителями, т.е. мы должны быть одной командой.

– С какими диагнозами Вы работаете?

– Большая часть детей, проходящих курс в медицинском центре Обители, имеют диагноз ДЦП – детский церебральный паралич. В 2017 году спектр несколько расширился – поступали ребята с последствиями черепно-мозговой травмы, врожденными пороками развития нервной системы, нейромышечнымизаболеваниями.

– Не могли бы Вы поделиться какими-то практическими навыками, советами?

– При работе с нашими подопечными важно быть готовым снова и снова подстраиваться под ритм и быть особенно чутким. Порой, только на то, чтобы стать доверенным взрослым, подружиться требуется много времени, бывает, его и не хватает.

Я много говорю про игру в работе. Радуюсь за семьи, где родители дают пространство для игры детям. Важно помнить, что в каждой игре есть свой внутренний смысл, не проиграв определенный этап, нельзя перейти к следующему. Вообще мне видится, что любые действия, которые совершает ребёнок, оправданы с его позиции и могут о многом рассказать нам, если мы не будем слишком торопиться, в том числе и действия, которые относятся к “нежелательному поведению”. Особенно они.

Я понимаю, что большая часть детей, с которыми знакомлюсь здесь, вынуждены многократно в течение года встречаться с очень разными специалистами и каждый раз принимать их условия. Проходить курсы порой болезненных процедур или занятий, которые им не хотелось бы посещать, которые могут пугать их. В этих картинах ребёнок чаще всего лишен возможности выбора, а мы при этом ждём от него проявления самостоятельности, готовности к принятию решений... Это очень грустно, но это реалии жизни многих детей. Поэтому, мне кажется, особенно важно дать возможность проявляться «детскому детству». Чтобы был хотя бы кусочек жизни, где ребёнок решает, выбирает, строит игру, где он не травмируется, проживает по-своему. Это очень важно и может быть ресурсом для дальнейшего развития.

Мне кажется, интересный и важный опыт при этом –побыть хоть чуточку на месте ребёнка с ограничениями. То есть если мы говорим о ребятах с нарушениями по зрению, то надо понять как это, когда ты плохо видишь. Сесть и лечь так же неудобно, как сидит или лежит этот ребёнок большую часть дня. Это ни с чем несравнимый опыт, на мой взгляд, и он нужен многим специалистам из моей сферы.

Дело в том, что мы – большие, сильные и взрослые, поэтому можем организовать правильные условия, приложить к этому усилия. Давайте стараться вместе.

– То есть к особенным детям подход возможен только в форме игры?

– Я придерживаюсь позиции, что научиться чему-либо, достичь чего-либо и остаться при этом не травмированным, продолжать хотеть чего-то, быть активным и т.д. возможно, если я хочу делать то, что мне предлагают. Игра – нормальная для ребёнка активность, посредством которой он познаёт мир и овладевает навыками. Через насилие, через боль, через преломление, отрицание личности ребёнка и его желаний результаты мало достижимы или крайне сомнительны. Поэтому для меня единственный вариант (это касается и физического,и ментального развития) – только через взаимодействие в приятной обоим участникам форме. Дети, которые ко мне приходят, чаще всего заинтересованы в том, что мы делаем, при этом у меня нет игрушки, с которой мне самой было бы не интересно. Важно, когда два человека – взрослый и ребёнок, которые что-либо вместе делают, были заинтересованы в происходящем, а ребёнок имел пространство для своей партии.

– Расскажите, пожалуйста, о курсе реабилитации или абилитации, рассчитанном на 20 дней, предлагаемом медицинским центром Марфо-Мариинской обители, в частности, про Ваши занятия.

– С каждым ребёнком занятия проходят по-разному. В любом случае включена диагностика, консультирование семьи, в том числе по вопросам социализации. Если у родителей есть запрос, мы работаем над ним. В некоторых случаях может происходить корректировка запроса, и это тоже большая работа. Если мы приходим к общему знаменателю, это здорово и даёт свои плоды. Но чем конкретно наполнено у меня занятие с каждым ребёнком я, к сожалению, не смогу ответить. Начиная от общей игры и заканчивая построением графиков относительно планов на ближайший год своей жизни.

–  Какие методики Вы используете?

– Коллеги говорят, что и диагностику, и развивающее занятие можно провести, имея у себя в руках всего несколько кубиков, ну это так, шутя. Я обращаюсь к диагностическим элементам, разработанным Н.Л.Белопольской, комплектами Н.Я. и М.М. Семаго, к нейропсихологическим техникам измерения.

Развивающие и терапевтические занятия проходят скорее на основании тех методик, которым я обучалась в рамках курса по эрготерапии у Екатерины Мишиной, Екатерины Клочковой и коллег, на прочих дополнительных курсах. 

В простой игре можно задействовать много элементов. Это как пазл, который складывается именно здесь и сейчас, потому что ты знаешь, как правильно позиционировать ребёнка, чтобы он имел возможность сделать то-то и то-то, как обучить родителей, чтобы они могли сделать это дома. Ты знаешь, какие дополнительные средства нужно использовать, чтобы он мог держаться и играть в ту или иную игрушку. Если ты чётко знаешь, что именно в этот момент занятия ты хочешь диагностировать, стимулировать, развить у ребёнка, способы и техники просто сами напрашиваются.

Радостно, когда к завершению курса есть понимание, куда ребёнок направится после того, как побывал в нашем центре, каков его дальнейший маршрут.

Беседовала Наталия Федотова

Подробнее о проекте  Центр реабилитации детей с ДЦП

Поддержать проект можно:

1) отправив СМС на короткий номер 7715 со словом МЕДЦЕНТР и суммой пожертвования. Например, МЕДЦЕНТР 300
2) Сделать пожертвование на р/с Марфо-Мариинского медицинского центра «Милосердие»

Наши реквизиты:

Частное учреждение здравоохранения «Марфо-Мариинский медицинский центр «Милосердие»

ОГРН 1097799007008 

Юридический адрес: 119017, г. Москва, ул. Большая Ордынка, д. 34, стр. 1.

Фактический адрес: 119017, г. Москва, ул. Большая Ордынка, д. 34, стр. 1.

Банковские реквизиты:

ИНН 7706414126 КПП 770601001

Р/с 40703810938250040276

Банк: ПАО «Сбербанк России» г. Москва

К/с 30101810400000000225

БИК 044525225  

Пожертвование на уставную деятельность

Возврат к списку

© 2014-2016. Все права защищены.
Марфо-Мариинская Обитель милосердия.

СОКОЛ - Создание сайта
119017, г. Москва, ул.Большая Ордынка, д. 34
Телефон: 8-499-704-21-73
E-mail: mmom.pokrov@gmail.com